Московские замки

 
 
Ходила я когда-то на экскурсию по Москве, изучать московские замки. И вот сейчас решила поделиться с вами сведениями, почерпнутыми на ней.

 «Откуда в Москве замки? – спросите вы. - Отродясь их тут не было, архитектура у нас не та». Отчасти это так, замков в Москве, пожалуй, нет. И то, что мы осматривали в рамках пешеходной экскурсии, лишь отдаленно напоминало типичные средневековые замки. Скорее это удачные стилизации, особняки с характерными для замков архитектурными элементами. Никаких глубоких рвов, каменных неприступных стен и стражников-арбалетчиков на башнях. Одни стрелок-психопат, правда, все-таки нашелся. Громко ругался, грубил и пообещал расстрелять нас к чертовой матери, если мы, расходившиеся тут, не покинем крыльцо его не вполне скромного жилища. Но о нем, психопате, позже. А сейчас… замки.

Доходный дом А.И. Синицына в Благовещенском переулке
 
Благовещенский переулок, дом 3. Доходный дом купца А.И. Синицына, владельца суконной фабрики в Щелкове и фирмы «Синицын А.И. с сыном». Дом построен в 1909 году архитектором С.М. Гончаровым в стиле немецкой готики. Формы здания близки к формам «готических» доходных домов, строившихся в Германии в конце XIX – начале XX века, уже тронутым новым стилем – модерном, или югендстилем, как его называли в Германии. В синицынском доходном доме много элементов готики: треугольный аттик в центре фасада, тонкие угловые шатровые башенки (одна из них утрачена при пристройке соседнего дома), стрельчатые арки-ниши, готические орнаменты и т.д. Структура фасада также навеяна готикой: декоративные вертикальные стойки, промежутки между которыми заполнены кирпичной кладкой, распорки между стойками. Эти средства пластического решения фасада и декоративного оформления визуально вытягивают здание, устремляют его вверх, усиливая  сходство дома с его средневековыми прообразами.
 
Доходный дом А.И. Синицына. Фасад 
 
Интересно и цветовое оформление фасада. Плоскости между накладными оштукатуренными стойками облицованы керамической плиткой:  в нижней части дома - однотонным «кабанчиком», а в верхней – трехцветной плиткой, выложенной в шашечный узор на фасаде и в виде лилий на эркерах. В абрисе арок первого и второго этажей, в декорировании низа здания, в необычности сочетания отдельных деталей экстерьера угадываются мотивы модерна, который и определил некоторую дисгармоничность здания.
 
Особняк Ф.О. Шехтеля в Ермолаевском переулке
 
Ермолаевский переулок, дом 28/15. Собственный особняк архитектора Ф.О. Шехтеля, построенный им совместно с его учеником В.Д. Адамовичем в 1896 году.
 
Франц Осипович Шехтель был действительно выдающимся архитектором, за свою жизнь он построил в Москве около 60 зданий, каждое из которых уникально, выразительно и самобытно, среди зданий, к которым приложил руку «светоч русского модерна»,  Ярославский вокзал, Московский художественный театр, знаменитый особняк Саввы Морозова на Спиридоновке и множество других. И среди этого разнообразия сооружений великого архитектора есть то, которое он построил не по заказу, а лично для себя и своей семьи.
 
В 1896 году Шехтель, которому на тот момент было 37 лет и который обрел уже некоторый материальный достаток к этому времени, заявив о себе рядом необычных архитектурных проектов, присмотрел для себя небольшой участок земли на пересечении Трехпрудного и Ермолаевского переулков, там, где когда-то стоял храм священномученика Ермолая, и решил приобрести его для постройки собственного дома. Шехтель снес все деревянные постройки, располагавшиеся на купленном им участке, и по собственному проекту возвел на нем симпатичный двухэтажный кирпичный особнячок. К моменту начала строительства собственного дома архитектор уже успел поразить общественность реализованным проектом особняка Морозова на Спиридоновке, воплощенный в нем стиль так называемой английской готики нашел отражение и в шехтелевском проекте собственного дома. Однако особняк Шехтеля, помимо готических черт, выражает и постепенное обращение своего создателя к идеям стиля, который после постройки этого дома и ряда других в скором времени будет назван русским модерном.
 
Романтический миниатюрный особняк-замок, построенный Шехтелем, он сам называл в шутку «избушкой непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирку, то ли за синагогу».  Здание особнячка высится за ступенчатой каменной оградой, выделяясь круглой башней, увенчанной конусовидным шпилем. Огромное центральное окно когда-то было увито плющом, цеплявшимся за керамическую плитку стены главного фасада и придававшим облику здания еще большую таинственность и колорит. Выделяется и массивная шестиугольная башня справа, еще больше намекающая на готические замковые прообразы, в ней находится парадный вход в особняк. Главный вход украшен превосходной, изысканной мозаикой, изображающей три лиловых ириса на золотистом фоне – распускающийся, цветущий и увядающий, - символизирующих три периода бытия.
 
В этом доме-замке Шехтель прожил 14 лет своей жизни, полной творческих исканий, семейных радостей и печалей. В 1910 году архитектор переезжает отсюда в другой свой дом, расположенный на Большой Садовой, а особняк в Ермолаевском переходит во владение к почетной гражданке Е.Я. Дунаевской. После революции 1917 года здание особняка отдано под размещение различных учреждений.  С 1944 года дом передан Главному управлению по обслуживанию дипломатического корпуса при МИД СССР и с тех пор используется для размещения дипломатических представительств. Сегодня в здании расположено посольство республики Уругвай.
 
"Волоцкие дома" в Трехпрудном переулке
 
Трехпрудный переулок, дома 11 −13. Известные доходники «Волоцкие дома» с впечатляющей монументальной угловой башней, похожей на корону.
 
Строительство этих доходных домов началось в 1911 году по заказу графоф Волоцких. Над проектом зданий потрудился небезызвестный архитектор Э.-Р.К. Нирнзее. Дома возводились постепенно, первые строения были возведены на участке, расположенной ближе к Большому Козихинскому переулку, вторая очередь строений начата в 1912 году и уже расположена ближе к Трехпрудному. Шестиэтажные «Волоцкие дома» росли в длину медленно, якобы заказчик выкупал участки земли под застройку не сразу, а по мере накопления у него средств, и дома постепенно, от подъезда к подъезду, достраивались в течение трех лет. Именно поэтому здание доходного дома так разнородно по составу, ни один подъезд не похож на остальные, а некоторые квартиры в нем даже расположены в шахматном порядке, на стыке же козихинской и трехпрудной частей дома расположен подъезд, лестница которого, вьющаяся по его периметру, объединяет квартиры, уровни которых не совпадают на пол-этажа.
 
После революции в доходнике были устроены коммуналки, на сегодняшний день почти все они расселены, и в основном состав жилого фонда изменился в сторону больших элитных квартир совершенно разных планировок и размеров, образованных из все тех же выкупленных коммуналок. В 1920-е годы в одной из квартир доходного дома, по слухам, находился карточный притон, который частенько посещали Маяковский и Есенин. А в советское время в доме жил писатель Лазарь Лагин, автор знаменитой сказки «Старик Хотабыч», он «поселил» в своем же доме и героя своего произведения – мальчика Вольку. В «Волоцких домах» жила также Наталья Бонк, автор знаменитого на всю Россию учебника английского языка, с которым знаком, кажется, каждый, кто когда-либо учил английский. Но главной «достопримечательностью» этих доходных домов в советское время был винный магазин, ежедневно собиравший со всей округи огромные очереди из поклонников спиртных напитков.
 
Сегодня же «Волоцкие дома» облюблены знаменитостями. Говорят, Никита Михалков купил здесь квартиру для своей дочери Анны. В доме уже довольно давно живет актриса Татьяна Догилева со своим мужем. Также с этим адресом связывают имя известного хоккеиста, а теперь чиновника от спорта Вячеслава Фетисова. Несколько лет назад в «Волоцких домах» приобрела трехкомнатную квартиру Людмила Гурченко со своим мужем, продюсером Сергеем Сениным, в этой квартире она и скончалась в марте 2011 года, и поклонники актрисы еще долго приносили цветы к ее подъезду.
 
Скоропечатня А.А. Левенсона
 
Трехпрудный переулок, дом 9, строение 1.  Типографский замок – скоропечатня А.А. Левенсона. Здание типографии построено в 1900 году по проекту Ф.О. Шехтеля.

Товарищество скоропечатни А.А. Левенсон – одна из крупнейших фирм того времени, занимавшихся производством литографской продукции, была основана в 1881 году и сначала занимала дом в Рахмановском переулке, принадлежавший основателю фирмы, известному московскому доктору А.С. Левенсону. Предприятие активно развивалось, и к концу XIX века занимаемое им помещение в доме в Рахмановском переулке стало тесным, поэтому Товарищество решает приобрести участок земли в Трехпрудном переулке для постройки нового здания типографии. Владелец компании хотел построить современную, отлично обустроенную типографскую фабрику, оснащенную по последнему слову техники и построенную с учетом современных архитектурных веяний. Фирмой был объявлен конкурс на проектную работу нового здания, на котором победил уже известный к тому времени архитектор Шехтель, представивший проект удивительно цельного, изящного строения с идеальными пропорциями, в котором сочетались строгие каноны готической архитектуры и художественная экспрессия модерна. Этот удивительный проект и был воплощен им в жизнь, исполнен с великолепным вкусом. Новопостроенный замок очень понравился заказчику.

Башенка типографского замка
 
Здание скоропечатни было выстроено в стиле средневековых европейских сооружений, а его декоративная отделка выполнена в так называемом «новом стиле», который смягчил и оттенил сумрачность и строгость средневекового зодчества, поэтому постройка выглядит легкой и даже какой-то сказочно-миниатюрной, несмотря на свои солидные размеры. Высокая шатровая крыша с остроконечностями, легкие и красивые линии силуэта здания, умеренность и в то же время оригинальность декора делают этот особняк поистине уникальным по своей красоте творением архитектуры.

Примечательно, что именно в этом здании типографии были напечатаны первые поэтические сборники Марины Цветаевой, которая жила по соседству со скоропечатней.

В 1917 году типография Левенсона была приобретена Земгором, после революции национализирована, на ее базе была образована 16-я государственная типография треста Мосполиграф, ликвидированная в 1942 году. Сегодня в здании скоропечатни расположены офисы коммерческих организаций.

Жилой дом кооператива "Творчество"
 
Трехпрудный переулок, дом 8. Жилой дом кооператива «Творчество».  Строительство здания было начато в 1926 году, но не завершено до конца, хотя дом и использовался как жилой, в 1948 году он подвергся реконструкции и был надстроен.

По этому адресу до постройки кирпичной многоэтажки находился небольшой одноэтажный деревянный домик, принадлежавший отцу Марина Цветаевой, профессору Московского университете И.В. Цветаеву, знаменитому историку, филологу, основателю Музея изобразительного искусства им. А.С. Пушкина. Его дочь Марина Цветаева, будущая поэтесса, родилась здесь в 1892 году и прожила в этом доме почти 20 лет, до своего замужества. После смерти владельца в 1913 году деревянный дом Цветаевых перешел по наследству брату Цветаева – Андрею, который во время первой мировой войны отдал его под нужды лазарета, а позже, во время революции, дом был снесен, и в 1926 году на его месте начал возводиться новый многоквартирный дом кооператива «Творчество».

Марина Цветаева в своих стихах словно предсказала судьбу своего родного дома:

Домики с знаком породы,
С видом ее сторожей,
Вас заменили уроды
Грузные, в шесть этажей...

Жилой дом кооператива "Творчество"
 
Кооперативный дом строился по индивидуальному проекту архитектора М.Е. Приемышева. Но по каким-то причинам работы были приостановлены, проект не был окончательно завершен, хотя дом довели до приемлемого для жилья состояния и заселили. Дом состоял из множества коммунальных квартир. Большинство из них, кстати, не расселено до сих пор. Лишь в 1948 году дом обрел тот вид, который мы можем лицезреть сегодня. Он был надстроен и реконструирован архитектором Д.Д. Булгаковым, создавшим некий гибрид барокко и средневековой замковой архитектуры. Богатый, модный по тем временам декор дома делает его чем-то похожим на приукрашенную крепость с дозорными угловыми башнями с балконами-ласточкиными гнездами. Правда, исполнение замысла по реконструкции и тут оказалось неполным из-за трудностей реализации – жильцов на время строительных работ не выселяли. Наиболее близок к изначальному проекту тот фасад дома, что выходит на Трехпрудный переулок.
 
Особняк Саввы Морозова на Спиридоновке
 
Улица Спиридоновка, дом 17. Особняк Саввы Морозова на Спиридоновке.

Построен Шехтелем в 1898 году для "некоронованного императора России" – купца Саввы Морозова, крупного предпринимателя и мецената.  Морозов, будучи сам достаточно неприхотлив и даже аскетичен, заказал роскошный особняк для своей жены Зинаиды, женщины чрезвычайно тщеславной, честолюбивой и претенциозной. Зинаида Григорьевна денег мужа не считала и вела исключительно расточительный образ жизни, свое славолюбие она реализовывала способами, наиболее понятными купеческому окружению: роскошествовала, жила на широкую ногу и упоительно предавалась светским утехам. Савва Тимофеевич, хотя и не разделял ее взглядов, будучи страстно влюблен, смотрел сквозь пальцы на причуды супруги и потакал всем ее капризам. Строительство особняка на Спиридоновке было одним из действий в захватывающей игре в светскость мадам Морозовой, которую многие именовали не иначе как «пляской миллионов». Новый дом Морозовых был призван поразить первопрестольную. И, пожалуй, это ему удалось.

Над проектом дома работал уже не раз упомянутый нами архитектор Ф.О. Шехтель. Надо сказать, семейный клан Морозовых одним из первых разглядел выдающийся талант Шехтеля. К моменту строительства дома на Спиридоновке им уже приходилось пользоваться услугами этого архитектора. Ранее Шехтель разработал для Саввы проект деревянной дачи в Киржаче, а его двоюродному брату Викуле спроектировал усадебный дом, здание фермы и конного завода в имении Одинцово-Архангельское. План и композицию дома на Спиридоновке Шехтель разработал за пару месяцев. Собственноручно он нарисовал около 600 чертежей будущего здания, среди них планы, разрезы, развертки стен, фасады, мебель, детали, люстры. Работая над домом как над живым, единым организмом, Шехтель стремился учесть каждую мелочь и не допустить случайных ошибок ни в целом, ни в деталях. Над оформлением интерьеров особняка архитектор работал в союзе с художником М.А. Врубелем, последнему принадлежит авторство скульптурной группы «Роберт и монахини» на парадной лестнице особняка, витража «Рыцарь», панно «Времена года», рисунок орнамента в кабинете будущего владельца дома и ряд других элементов декора внутренних помещений здания.

Строительство особняка началось в 1893 году, а окончательная отделка его завершилась в 1898. За несколько лет Шехтелем было создано уникальное здание, которому суждено было стать этапным в истории архитектуры России. Результат его работы был великолепен и принес архитектору заслуженное признание и успех. Заказчик, а точнее, заказчица была полностью удовлетворена: таких вычурных и вызывающих «родовых замков» купечество себе доселе не позволяло.

Выполненный в духе «английской готики» особняк поражает воображение. Остроконечные башенки, зубчатые стены, стрельчатые окна, кованая решетка ограды, украшенная головами собак, замысловатые фонари на воротах – от дома веет средневековьем. В то же время в чертах дома прослеживаются и мавританские архитектурные элементы. Эти два стиля, сведенные воедино пластикой модерна, а также неразрывное взаимодействие архитектуры, скульптуры и живописи придали особняку неповторимую оригинальность, изумительную утонченность и исключительную пластическую гармонию и единство. Кто бы мог предположить тогда, что это творение Шехтеля станет вестником зарождающегося в России нового архитектурного стиля. Но одно тогда было точно очевидно: такого замка еще не бывало в Москве.

И особняк Морозовых на Спиридоновке сразу же стал одной из видных московских достопримечательностей, принеся своим хозяевам возможность вращаться в высших кругах светского общества. Даже аристократия не считала зазорным посетить прием в доме у купцов Морозовых, лишь бы только взглянуть на роскошную архитектурную диковинку. Чередой шли в особняке балы, вечера, приемы, Зинаида Григорьевна купалась в лучах славы и сверкала в обществе. А Савве Морозову, и до этого не разделявшему жажды жены к светским развлечениям, чем дальше, тем больше претили замашки супруги, на устраиваемых ею приемах он бывал редко, к восторгам по поводу приобщения к аристократическим кругам относился равнодушно, да и к самой жене со временем охладел, впрочем, взаимно. Супружеская пара жила в одном доме, но практически не общалась, их обоюдная страсть с годами переросла во взаимное равнодушие, а позже и в совершенное отчуждение.

Особняк Морозовых на Спиридоновке охраняется дьявольскими существами
 

После загадочной смерти Саввы Морозова в мае 1905 года Зинаида Григорьевна решает расстаться с особняком на Спиридоновке. Спокойно жить в любимом доме ей не дал призрак, поселившийся в «родовом замке» - по ее словам, по ночам дух ее умершего мужа, не нашедший успокоения, бродит шаркающей походкой по дому и передвигает вещи в своем кабинете, беспокоя и пугая ее. В 1909 году Морозова продает свой шикарный особняк Рябушинским, которые прожили в нем до лета 1918 года. После эмиграции владельцев, в первые годы после революции, советские власти разместили в особняке губернский продовольственный комитет. А в 1930-е годы особняк переходит в ведение НКИД (теперь МИД РФ).  Ныне в здании располагается приемная МИД РФ.

Стоит упомянуть и еще об одном немаловажном факте, касающемся этого дома. Дело в том, что дом-замок Морозовых считается одним из возможных прототипов готического особняка в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Это не подтвержденная версия, что особняк Морозовых на Спиридоновке - дом Маргариты, местоположение особняка мало соответствует описанному в романе, но, вполне возможно, что Булгаков, поступил с домом Маргариты также, как и с другими домами, фигурирующими в романе, - объединил два дома в один: дом с внешним видом, соответствующим описанию в романе, но с несовпадающим с описанием местоположением, и дом, который внешне не подходит под описанный дом Маргариты, но зато находится там, где надо (особняк Маргариты, предположительно находился по адресу Малый Власьевский пер., 12,  в районе Арбата).

Генеральский дом у Патриарших прудов
 
Ермолаевский переулок, дом 9. «Дом со львами» или генеральский дом.

Не совсем ясно, какое он отношение имеет к замкам, разве что охраняется четырьмя величественными львами и нервным жильцом с первого этажа, тем самым, о котором упоминалось в начале. Почему его включили в маршрут экскурсии – загадка. Скорее всего, просто грех было пройти мимо, прогуливаясь в этих окрестностях, и не обратить не наго внимание. Дом действительно впечатляет. Кажется, что он был построен в XVIII-XIX веке, максимум в начале XX, уж очень он похож на великолепно выполненную городскую усадьбу тех времен. Представляется, что вот к этим воротам с монументальными пилонами, на которых покоятся огромные львы, подъезжали конные коляски, из которых выходили дамы в шелковых платьях, чтобы окунувшись в атмосферу роскошной гостиной хозяев дома, вести светские разговоры о литературе, музыке и политических новостях.

Но нет. Трудно себе это вообразить, но «Дом со львами» был построен в конце Великой Отечественной войны, в 1944-1945 годах, по личному распоряжению Сталина, желавшему отблагодарить высшее командное руководство советской армии таким вот роскошным подарком – вселением в  шикарный классицистический особняк в центре Москвы, у Патриарших прудов.

Руководили строительством генеральской резиденции два малоизвестных архитектора - М.Дзисько и Н.Гайгаров, воспитанники мастерской И.В. Жолтовского. Саму же идею оригинального дома, стилизованного под классическую барскую усадьбу, подал сам Жолтовский. Говорят, что проект дома был «списан» с располагавшегося здесь же, в глубине дворов, под номером 11, дореволюционного особняка, только авторы генеральского дома чуть приукрасили свое творение дополнительным декором, придав ему помпезности и оригинальности. Само собой, была иной и внутренняя планировка здания, квартиры для генералов строились поистине роскошные по тем временам – 12-тикомнатные, предполагавшие большой холл, гостиную, переднюю, кабинет, детскую и спальную комнаты, столовую, кухню, комнату домработницы и ряд хозяйственных помещений. Как сейчас обстоят дела с планировкой квартир, трудно сказать, возможно, что-то и изменилось, но вряд ли от этого стало менее престижным. Во всяком случае, замашки жильца, как раз пожаловавшего домой во время нашего осмотра его нескромного места обитания, говорят о неуемных амбициях и гоноре, достойном настоящих генеральских кровей. Жаль, что время не придало генеральским отпрыскам и последователям лоска образованности и такта. Ну да что ж с них взять, с вояк, видимо, они неисправимы.

Кстати, в эпоху Хрущева, которой мы должны быть благодарны за массовую типовую застройку серых и неказистых многоквартирных коробок, велась активная борьба с так называемыми архитектурными излишествами, и «дом со львами» на Патриарших как раз приводился как яркий образец этих самых излишеств, пример того, «как нам не надо строить». Но слава богу, время все расставило по своим местам, хрущевские пятиэтажки сносятся и представляют собой ценность только в качестве перспективы получения жилья покомфортней, а дома с архитектурными излишествами стоят как стояли, и их ценность только возрастает с каждым днем.
 
 
На этом наша пешеходная экскурсия «Московские замки» завершена. Но, обрадую вас, она далеко не единственная, посвященная столичным замкам, и я обещаюсь в ближайшее время опубликовать  как минимум еще одну прогулку о зданиях Москвы, которые напоминают своим обликом средневековые крепости и замки.