Московский модерн - 3

 
Продолжаем наслаждаться прекрасными памятниками эпохи модерна. В этот раз наш маршрут начинается в окрестностях храма Христа Спасителя, Волхонки и Знаменки и через Старый Арбат с его многочисленными переулками приведет нас к Смоленской площади на Садовом кольце. Мы увидим доходные дома, особняки и гостиницы, не только прошлого века, но и современные, которые продемонстрируют нам модерн во всей его многоликости и красе, в сочетании с самыми разными архитектурными направлениями: неоклассикой, неогреческим, неорусским стилем и рококо. Нас ждут встречи с диковинными сказочными и былинными персонажами, обитателями подводного царства, русалками и водяными, с филинами, павлинами и жар-птицами, львами и грифонами, с писаными красавицами и красавцами, от которых взгляд не оторвать… И, конечно же, все это будет происходить среди живописного буйства зелени, растений и прекрасных цветов, а кое-где нам попадутся и россыпи спелых фруктов. 
 
 
 
1) Улица Остоженка, 3 - Доходный дом Я. М. Филатова, или «Дом под рюмкой» 
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Вид с площади Пречистенские ворота.
 
Этот шестиэтажный доходный дом был построен в 1907-1909 годах по проекту архитектора В.Е. Дубовского при участии Н.А. Архипова и принадлежал потомственному почетному гражданину, купцу Якову Михайловичу Филатову, владевшему складами электротехнических и водопроводных принадлежностей.

Архитектор В.Е. Дубовской, один из мастеров модерна начала XX века, в отличие от своих коллег по цеху, наиболее свободно отдававшихся творческим порывам в основном при строительстве особняков, проектировал и строил исключительно доходные дома. И, несмотря на присутствующие в данном сегменте ограничения, накладываемые требованиями функционала и типологии, в каждый свой проект сумел привнести свободу форм и художественное многообразие. Эти черты характерны и для доходного дома, представшего перед нами. 
 
Увлеченный образами европейского Средневековья автор разбил здание на несколько объемных элементов, имеющих разнообразные по форме и очертаниям завершения, которые придали его силуэту сходство с густо застроенным средневековым городом. Особенно эффектен в этом смысле дворовый фасад, отлично обозреваемый со стороны Волхонки, который производит впечатление то ли тесно примкнувших друг к другу разномастных городских построек, то ли высоких стен и башен какого-то сказочного замка. Восприятие этой причудливой брандмауэрной стены и главных фасадов, обращенных к Остоженке и 1-му Обыденскому переулку, весьма различно.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Угол здания.
 
Если дворовый фасад выделяется своей обобщенной пластикой объемов и выступов стен, то главные фасады, в первую очередь, обращают на себя внимание уникальным лепным декором и лишь во вторую очередь повторяют некоторые фигуры сказочного замка, поддерживая общую идею проекта. Декоративные мотивы главных фасадов очень необычны и, пожалуй, не имеют аналогов в Москве.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Декоративные элементы в подоконных нишах.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Оформление окон второго этажа и кронштейнов эркеров.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Элементы лепного декора.
 
На стенах дома можно обнаружить стилизованные изображения моллюсков, ракушек, водорослей, рыбьих голов, различных морских чудовищ с раскрытыми пастями, причудливых растений, потоков воды, волн и даже обнимающих друг друга морских дев. Настоящее царство морское! Композиция и принципы расположения декоративных элементов типичны для модерна. Над окнами пятого этажа ранее выделялась красно-серая переливчатая лента керамического фриза, выполненная из абрамцевской плитки. В ходе последнего ремонта фасадов ее закрасили. В подъездах дома сохранилась первоначальная витражная отделка окон.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Купол здания в виде перевернутой рюмки.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Скульптурный декор здания: вазон в нише с козырьком и шлемовидный картуш под куполом-рюмкой.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Лепные подоконные панно.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Лепное панно с морскими девами над входом в подъезд.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Лепное панно.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Вид фасада по 1-му Обыденскому переулку. Аттик над эркером и оформление верхних окон эркера.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой. Вид фасада по 1-му Обыденскому переулку. Лепной декор верхних этажей.
 
Доходный дом Я.М. Филатова, "Дом под рюмкой". Элемент лепного декора (слева) и витражное окно и сохранившаяся металлическая табличка с номерами подъезда и квартир (справа).
 
Но главный акцент архитектор сделал на угловой части здания, поместив над возвышающейся там башенкой колоколоообразный шатер, напоминающий по форме перевернутую рюмку. Именно эта деталь сделала дом узнаваемым с первого взгляда и она же определила прозвище доходного дома – «Дом под рюмкой». С этой чаркой, водруженной на крыше, московский фольклор связывает легенду, согласно которой она является символом зарока от пьянства владельца доходного дома – купца Я.М. Филатова. Якобы купец был большой любитель «заложить за воротник», и пагубное это увлечение чуть было не привело его к разорению и полной потере уважения в деловой среде. Но в последний момент спохватившись, он смог побороть свою страсть к спиртному, восстановить состояние и репутацию, а в знак своей успешной борьбы и окончательной победы над «зеленым змием»  попросил архитектора установить на крыше своего дома перевернутую рюмку.
 
После ремонта, проведенного несколько лет назад, старая рюмка была заменена на новую, менее изящную, чем ее предшественница.
 
Интересно, что после постройки здания публика оценила его неоднозначно. «Московский еженедельник», например, так отозвался о доходном доме: «Каждый новый год приносит Москве несколько десятков новых, чудовищно нелепых зданий, которые врезаются в городские улицы с какой-то особенной, только одной Москве свойственной, удалью. Ну где еще встретишь что-нибудь подобное новому дому в начале Остоженки...» Что ж, время все расставляет по своим местам. Сегодня доходные дома и особняки в стиле модерн мало кому кажутся чудовищными и нелепыми. Они в не меньшей мере определяют образ старой Москвы, чем памятники классицизма. И москвичи с удовольствием любуются необычными барельефами и масками, украшающими их фасады. 
 
После революции в «Доме под рюмкой» были устроены коммунальные квартиры. В наши дни здание сохранило статус жилого объекта, бывшие коммуналки давно выкуплены и преобразованы в элитное жилье.
 
 
2) Соймоновский проезд, 1 - Доходный дом З.А. Перцовой, или «Дом-сказка»
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Вид на здание с Патриаршего моста. 
 
Доходный дом, расположенный на углу Пречистенской набережной и Соймоновского проезда, напротив храма Христа Спасителя, просто поражает своей необычной архитектурой и богатством декора. Пройти мимо него, не заметив, невозможно. За затейливость и фантастичность облика москвичи прозвали его «Домом-сказкой». Здание представляет собой яркий пример неорусского модерна, точнее, находится на стыке модерна и неорусского стиля. Оно воплощено в древнерусских мотивах: балконы-теремки, башенки и щипцы, майоликовые панно с изображениями сказочных животных. Это настоящий дом-терем!
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Вид на здание с галереи храма Христа Спасителя.  
 
История появления этого здания в Москве началась с того, что известный инженер и предприниматель, строитель железных дорог Петр Николаевич Перцов, являвшийся страстным поклонником искусства, решил построить не просто традиционный для того времени доходный дом с жилыми квартирами, а еще и со студиями-мастерскими, которые он предполагал устроить в верхнем, мансардном этаже здания и сдавать их по демократичной цене (а иногда и бесплатно) художникам. Место для строительства такого дома «подвернулось» ему случайно. По сохранившимся воспоминаниям самого П.Н. Перцова, в ноябре 1902 года он посетил недавно возведенный особняк  И.Е. Цветкова на Пречистенской набережной (т.н. «Дом-ларец»), выстроенный в русском стиле по рисункам В.М Васнецова и предназначенный для хранения и демонстрации коллекции картин своего владельца. Перцов был восхищен видом на Кремль, открывавшимся из окон особняка, и выразил свое удивление Цветкову относительно того, как тому удалось найти столь прекрасное место под постройку. Цветков же, видя заинтересованность своего приятеля, предложил сообщить ему о способе приобретения еще более привлекательного участка для дома при условии, что тот также выстроит на нем здание в русском стиле. Петр Николаевич согласился, и Цветков рассказал ему об имеющемся в продаже владении неподалеку, тоже на набережной, в непосредственной близости от храма Христа Спасителя и о том, что в намечающейся сделке купли-продажи у покупателя и продавца возник торг относительно цены, которую в данный момент Перцов при желании мог бы легко перебить. Предприниматель не замедлил воспользоваться столь ценной информацией, и уже на следующий день купчая на участок с расположенной на нем постройкой была оформлена на имя жены Перцова - Зинаиды Андреевны. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Угол дома ,выходящий на перекресток Соймоновского проезда и Курсового переулка.  
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Фасад со стороны Пречистенской набережной.  
 
К проработке проекта будущего здания Перцов приступил в декабре 1905 года. Памятуя о том, что оно непременно должно было быть построено в русском стиле, а также учитывая «обязывающее» место строительства – на берегу Москвы-реки, рядом с храмом Cпасителя и с открытым видом на Кремль, - предприниматель решил подойти к вопросу со всей тщательностью и основательностью и объявил о проведении закрытого конкурса проектов доходного дома в русском стиле. Предложение участвовать в конкурсе он направил художникам А. М. Васнецову и С. В. Малютину и архитекторам А. И. Дидерихсу и Л. М. Браиловскому, в жюри же пригласил художников В. М. Васнецова, В. И. Сурикова, В. Д. Поленова и архитекторов Ф. О. Шехтеля, И. А. Иванова-Шица и С. У. Соловьева. Предварительно же совместно с городским архитектором Н.К. Жуковым разработал план будущего здания, соответствующий условиям участка, а конкурсантам предложил придерживаться его при составлении своих проектов. Первая премия была установлена в размере 800 рублей, вторая – 500, а за заказчиком было оставлено право выбора для строительства любого из премированных проектов. В результате конкурса первую премию получила работа А.М. Васнецова, а вторую – С.В. Малютина. Однако Перцову проект Васнецова не приглянулся из-за кажущейся шаблонности, а вариант Малютина, который тот выполнил в стиле русского ампира, не вполне соответствовал условиям задания. Так бы мероприятие и прошло без особого результата для организатора, если бы у Малютина не сохранился эскиз его первоначального проекта, который он не выставил на конкурс, т.к. тот не отвечал плану участка. Этот эскиз увидел Петр Николаевич и был настолько пленен его красочностью и необычностью, что попросил Малютина переработать его, приспособив к заданной планировке. Так работа над доходным домом досталась художнику С.В. Малютину. И ему удалось в полной мере осуществить все замыслы заказчика, создав настоящее произведение искусства, своим видом выражавшее самобытность русской культуры, соединяющее в себе дух преданий древней Москвы и полное соответствие современным тенденциям и технологиям. Хотя при строительстве дома было задействовано несколько крупных специалистов: технический надзор осуществлял инженер Б.Н. Шнауберт, за конструктивную и планировочную часть отвечал архитектор Н.К. Жуков, все же автором великолепной постройки, безусловно, следует считать С.В. Малютина.
 
Строительство дома было осуществлено в 1906-1907 годах, он был возведен за 11 месяцев, что довольно оперативно, с учетом тщательности проработки экстерьера и интерьеров. Здание приобрело широчайшую известность, став хрестоматийным примером «сказочно-живописного» варианта неорусского стиля, и было включено в популярный путеводитель «По Москве» издания М. и С. Сабашниковых как одна из главных достопримечательностей города.
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Лоджия с купольным завершением.  
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Фрагмент крыши: купол лоджии, дымоход, декоративная решетка.  
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Оформление балкона. 
 
Дом отличается большим разнообразием форм, он состоит из множества объемов, различных выступов, балконов, башенок и ниш. При этом выглядит он как органичное целое. Несмотря на кажущуюся сложность компоновки и оформления, в плане дом прост и рационален. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что при строительстве в него была умело вмонтирована трехэтажная старая постройка, расположенная на этом участке. Ее можно идентифицировать по трем рядам небольших окон на главном фасаде по Соймоновскому проезду. Богатство объемной композиции создают резкие всплески угловых щипцов крыши, две четырехскатные кровли, возвышающиеся башенки и несколько затейливых балконов. Рельефные детали, различные по форме, асимметрично расположенные окна, цветные вставки между ними, их обрамления, ниши, выступы, красочные майолики – все эти элементы, придуманные художником, преодолевают монотонность традиционной объемно-пространственной структуры простого в плане четырехэтажного дома, вносят в нее неповторимое разнообразие и оригинальность. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Кронштейны балкона в виде сказочных драконов. Среди москвичей известны также как "крокодилы в слюнявчиках". 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Декоративная колонна с завершением в виде совы. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Майоликовое панно с борющимися быком и медведем. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Майоликовое панно с богом солнца Ярилой. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Фрагмент фасадного декора. 
 
Поистине удивителен декор дома, выполненный в сказочно-былинном стиле. Мотивы его представляют собой вариации на темы древнеславянского фольклора и северной мифологии. Тяжелые балконы поддерживают зубастые драконы, фасад украшают шишкообразные майоликовые выступы, дверной проем оформлен приземистыми и основательными каменными колонками, на коньке крыши сияет решетка со львами и морскими коньками, а на шатре зеленой башни – распахнувший крылья петушок. Но самой выразительной частью декора, безусловно, являются красочные майоликовые панно. Со стен здания на прохожих взирает языческий бог Солнца Ярило, портал входа в здание осеняет мифическая птица Сирин, а под крышами расцветает целый лес  диковинных растений и волшебных цветов. Можно встретить на фасадах и различную живность: рыб, змей, жар-птиц, быка и медведя. Разглядывая замысловатые изображения, остается только удивляться неисчерпаемой фантазии автора. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Декоративное оформление эркера 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Обрамления окон. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Майоликовые завершения окон. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Оформление входов в здание. 
 
Полихромная майолика облицовывает фронтоны, простенки между окнами, углы здания и перила балконов. Изготовлена она была полностью по рисункам Малютина в мастерской «Мурава», образованной молодыми художниками Строгановского училища, которые не имели в то время работы и находились из-за отсутствия заказов на грани ликвидации недавно созданной ими фирмы. Поручить заказ наружной майолики «Мураве» Перцову посоветовал Малютин. И ни заказчик, ни художник не были разочарованы результатом его исполнения: работа была выполнена в срок, с высочайшим качеством и с точной передачей оттенков предоставленных рисунков.
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Входной портал в башенной части здания. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Бронзовые барельеф с изображением птицы Сирин над входом в здание. 
 
Доходный дом З.А. Перцовой, "Дом-сказка". Декор крыши: ажурная металлическая решетка со львами и морским коньком (сверху) и петушок на завершении шатра башенки. 
 
Здание отличалось не только оригинальным декором. При его возведении были использованы самые современные технологии строительства, отделки и обустройства помещений. В доме отсутствовали деревянные перекрытия, монтаж канализационных, электро- и водопроводных коммуникаций был скрытым.
 
Потрясающими были и интерьеры дома. Здание было разделено на две части: большую, состоящую из сдаваемых внаем квартир, и меньшую, предназначенную для проживания владельцев. Хозяйская часть располагалась в корпусе, выходившем на набережную, занимала 3 этажа и обслуживалась отдельным подъездом. Интерьеры квартиры Перцовых были полностью оформлены Малютиным и Жуковым. В отделке преобладала ориентация на убранство в стиле богатой русской избы. Здесь были многоцветные изразцовые печи, витражи, резьба по дереву. Имелась курительная в восточном стиле. Резчики, выписанные из Нижегородской губернии Малютиным, по его эскизам покрыли резьбой буквально все деревянные поверхности в доме: лестницу, соединявшую этажи хозяйской квартиры, входные двери, порталы, арки, вешалки, стенные панели, потолочные балки. Часть помещений и мебель отделывал и изготавливал мебельщик Коршанов. Все работы проводились под непосредственным руководством Малютина, который при обустройстве помещений проявил не только массу вкуса, но и изрядную практичность. 
 
По завершении строительства дом почти сразу же был заселен жильцами, оценившими гармоничное сочетание оригинальной архитектуры, изобразительного искусства и комфорта. Как и мечтал Перцов, в студиях верхних этажей обосновались  художники: Роберт Фальк, Александр Куприн, Павел Соколов-Скаля и другие. Малютин тоже поселился в доме. Кроме того, для хранения своих картин, часть из которых имела довольно большие размеры и не помещалась в студии, он занял одно из подвальных помещений здания.
 
Доходный дом Перцовых стал первым пристанищем легендарного театра-кабаре «Летучая мышь». Именно сюда пришли в 1908 году московский меценат и театрал Николай Тарасов со своим приятелем Никитой Балиевым смотреть помещение в подвальном этаже для задуманного ими кабаре. Когда они спускались по лестнице в подвал, навстречу им метнулась крупная летучая мышь. Она-то и натолкнула друзей на мысль назвать будущее артистическое кабаре «Летучей мышью». Вскоре в подвале «сказочного» дома на небольшой сцене уже блистали в шуточных импровизациях мхатовские знаменитости, представая перед посетителями в самых неожиданных амплуа. К.С. Станиславский демонстрировал публике «чудеса черной и белой магии» и плясал с И.М. Москвиным канкан, В.И. Немирович-Данченко дирижировал любительским оркестром, под который танцевали мазурку и польку Алиса Коонен и В.И. Качалов, а О.Л. Книппер-Чехова исполняла легкомысленные шансоньетки. 
 
Немало было оригиналов и среди жильцов доходного дома. Например, проживал здесь режиссер Борис Пронин, на всю Москву прославившийся своим шалопайством и выдумками. Атмосфера безумного веселья и творчества, которую он создавал вокруг себя, неизменно притягивала к нему массу людей. И хотя сам Пронин, кочевавший из одного московского театра в другой, так ничего и не поставил, его неуемная творческая энергия заряжала его приятелей и подружек, многие из которых оставили значимый след в российской культуре, например, Алексей Толстой, Вера Холодная, Александра Экстер и Сергей Судейкин.
 
Еще одним сумасбродом, проживавшим в Доме-сказке, был некий Поздняков. Арендуемую им квартиру из четырех огромных комнат он обустроил весьма экстравагантным образом. Самая большая комната была превращена им в ванную. Пол и стены ее были обтянуты черным сукном, в центре, на специально сооруженном постаменте, возвышалась громадная мраморная ванна черного цвета весом 70 пудов, вокруг горели светильники, а большие настенные зеркала отражали со всех сторон принимавшего ванну. В другой комнате Поздняковым был устроен зимний сад. Прямо на паркет был насыпан песок, пол был уставлен кадками с пальмами и другими зелеными растениями и садовой мебелью. В просторной гостиной, устланной тигровыми шкурами, хозяин апартаментов принимал посетителей, обернувшись в древнегреческую тогу и надев сандалии на босу ногу. При этом на большом пальце его ноги сияла великолепная бриллиантовая монограмма. Хозяину прислуживал негр в красной ливрее, почти всегда сопровождаемый черным мопсом с большим алым бантом на шее. 
 
В апреле 1908 года в Москве случилось сильнейшее наводнение. Зима в этом году выдалась снежной и холодной, без оттепелей, а теплая и солнечная весна пришла неожиданно. В течение нескольких дней сошел весь снег, и вода в Москве-реке, не дождавшись окончания ледохода, начала быстро прибывать. В несколько часов Москва превратилась в Венецию. Разливом вод Москвы-реки, Яузы и Водоотводного канала была охвачена почти пятая часть площади города. От кремлевских стен до Замоскворечья на полтора километра простиралось одно сплошное озеро, по которому курсировали лодки, перемещаясь между затопленными домами. В зону наводнения попал и дом Перцовой. Этот катаклизм стал большой трагедией в жизни художника С.В. Малютина. В затопленном подвале погибли многие его картины. Жена Малютина Елена Константиновна в отсутствие мужа пыталась спасти картины, из подвала она вынесла то, что оказалось ей по силам. Замерзнув в ледяной воде, она простудилась и слегла. А в конце лета Малютин стал вдовцом, оставшись с четырьмя детьми. К этому времени он с семьей перебрался на другую квартиру – слишком тяжело было продолжать жить в доме, которому было отдано так много и который желал забрать и забрал еще больше.
 
Жизнь же дома Перцовой, покинутого его создателем, текла после наводнения своим чередом. Был произведен ремонт затопленных помещений, часть жильцов выехала, заселились новые. Через некоторое время после наводнения упорхнула из своего отсыревшего обиталища и «Летучая мышь», обосновавшись в другом подвале – дома в Милютинском переулке. П.Н. Перцов присоединил опустевший подвал к своей квартире. В нем он устроил для своих повзрослевших детей танцевальный зал, где они совместно с друзьями устраивали веселые вечеринки, пока не грянула революция, в корне изменившая все.
 
После событий 1917 года, вопреки сложившейся тогда традиции, Перцовы не сразу были выселены из своего дома. Возможно, это было связано с тем, что им удалось наладить отношения с появившимся новым влиятельным жильцом – Львом Давидовичем Троцким. Он обосновался в покинутых своим владельцем апартаментах Позднякова, тех самых - с роскошной мраморной ванной и зимним садом. Однако в 1922 году Петр Николаевич Перцов выступил против развернутой советскими властями национализации церковной собственности и попытался сохранить от разграбления ценности из храма Христа Спасителя. Из-за чего попал под суд и получил 5 лет тюремного заключения. Зинаида Алексеевна Перцова после осуждения мужа обратилась к Троцкому с просьбой помочь в деле ее супруга и посодействовать его освобождению. В результате протекции Троцкого Перцов был освобожден в 1923 году, но его семейству было приказано освободить занимаемую в бывшем доходном доме жилплощадь. Впоследствии их 4-этажную квартиру занял Лев Давидович. В мемуарах одного из английских дипломатов того времени рассказывается о пышном приеме, устроенном Троцким в своих покоях для дипломатического корпуса. Автор восторгается его замечательным вкусом, не подозревая, что впечатливший его дом и находившиеся в нем картины, мебель, статуи и вазы являлись наследием и заслугой совсем другого человека.
 
Но недолго новым обитателям дома и визитерам суждено было наслаждаться уникальными интерьерами Дома-сказки. Как знать, может, далеко не всех их они приводили в восторг… Данных о том, кто и когда именно отдал распоряжение провести ремонт внутри здания, не сохранилось. Но зато известны его плачевные итоги. Изменения были внесены кардинальные: было уничтожено все резное убранство помещений, стены гладко оштукатурены, покрашены, расписные потолки покрыты толстым слоем белил. Говорят, что когда художник Малютин узнал об этом, он впервые в жизни заплакал…
 
Все, что чудом уцелело до наших времен, - это резные украшения наружных дверей и дверей квартир, лестничные перила и декор парадной лестницы в бывших апартаментах Перцовых. Все остальное бесследно кануло в лету.
 
Однако можно сказать, что дому еще повезло. Ведь согласно Генплану реконструкции Москвы 1935 года все здания между Пречистенской набережной и Волхонкой от Большого Каменного моста до 2-го Обыденского переулка должны были быть снесены для строительства Дворца Советов и двух площадей вокруг него! К счастью, этого не случилось. Видимо, судьба более благоволила к сочинявшему сказки, а не к разрабатывавшему планы.
 
 
3) 2-й Обыденский переулок, 11 - Доходный дом Е.Е. Констан
 
Доходный дом Е.Е. Констан.
 
Доходный дом построен в 1903 году архитектором Францем Андреевичем Когновицким по заказу Екатерины Евгеньевны Констан, основательницы известной частной женской гимназии, находившейся здесь же,  по соседству, в доме №9 по 2-ому Обыденскому переулку (сегодня это гимназия №1529 им. А.С. Грибоедова).
 
Здание доходного дома достаточно ординарно по своей объемно-пространственной структуре. Композиция фасада разработана с предельной лаконичностью: по центральной оси – вертикаль узкого эркера, упирающаяся в горизонтальный сплошной балкон, вытянутый по всей длине фасада, на уровне шестого этажа – горизонтальная ось с расположенными на ней тремя разнородными по виду балконами. В конструктивном смысле интересен эркер: он сложен из бревен, подобно срубу, встроен в кладку кирпичной стены и гладко оштукатурен. Дом имеет довольно эклектичный и несбалансированный фасадный декор, который, однако, обращает на себя внимание необычными для московской архитектуры элементами в стилистике декоративного модерна. Эти оригинальные элементы – «скульптурные» балконы пятого этажа, выполненные буквально на грани китча. Даже сегодня они воспринимаются весьма неоднозначно, а у эстетов начала XX века они наверняка вызывали нервный тик, поскольку казались настоящей пощечиной общественному вкусу. Трудно сказать, благодаря чьей задумке они появились на фасаде. На первоначальном плане, разработанном Ф.А. Когновицким, этих экстравагантных деталей не было, и все балконы были разработаны в более однородном стиле – с ажурными коваными ограждениями. 
 
 
Доходный дом Е.Е. Констан. Балконы.
 
Доходный дом Е.Е. Констан. Первоначальный план фасада, арх. Ф.А. Когновицкий.
 
Внешне кажется, что объемные балконы сделаны из бетона или камня, в действительности же – из кованых цинковых листов. «Текучие» формы балконных ограждений во многом подражают своеобразной пластике фасада парижского особняка певицы Иветт Гильбер на бульваре Бертье, построенного в 1900 году архитектором Ксавье Шёлпкофом. Этот особняк стал одной из достопримечательностей Парижа в дни проходившей там Всемирной выставки и пробудил всеобщее любопытство как уникальный образец нового стиля Ар Нуво. Он производил впечатление словно вылепленного из пластилина - настолько единой представлялась форма всех частей его декора. В нем даже балконы казались выступающими частями пластичных стен – так толсты были их ограждения с небольшими отверстиями причудливой формы. Возможно, ставший сенсацией и получивший широкую известность дом Иветт Гильбер настолько впечатлил Ф.А. Когновицкого или саму заказчицу, Е.Е. Констан, что аналогичные ему декоративные элементы решили включить в отделку строящегося доходного дома, вопреки первоначальному проекту. Как бы там ни было, сегодня темно-серые балконы красуются на фасаде дома и являются его главным декоративным акцентом. Они словно стекают вниз по стене, грозя «затопить» нижний этаж. 
 
Особняк Иветт Гильбер в Париже. До наших дней не сохранился.
 
Остальные детали декора здания, хотя и выполнены также в стиле модерна, выглядят куда скромнее. Ажурная ковка балконных перил однородна и смотрится довольно элегантно. Чуть более по-модерновски вычурны ворота в арке, ведущей во двор здания. Под окнами пятого этажа виднеется лепной фриз, четвертого – рельефные панно. Над входом в здание расположено овальной формы окно – т.н. «бычий глаз», а по обе стороны от него балкон и эркер поддерживают скульптурные консоли-кронштейны, украшенные картушами и свисающими гирляндами.
 
Доходный дом Е.Е. Констан. Оформление входа в здание.
 
Доходный дом Е.Е. Констан. Арочные ворота.
 
Доходный дом Е.Е. Констан.Рельефное панно.
 
Доходный дом Е.Е. Констан. Балкон-галерея шестого этажа.
 
Можно спорить о художественной целостности внешнего облика этого дома, тем не менее, отдельные части его отделки, безусловно, заслуживают самого пристального внимания.
 
 
4) 2-й Обыденский переулок, 13 - Доходный дом Г.Е. Бройдо
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо.
 
Привлекающий к себе внимание элегантным декором дом построен как доходный, на 18 квартир,  в 1904-1910 годах архитектором Николаем Ивановичем Жериховым по заказу Германа Ефимовича Бройдо. О плодотворном союзе зодчего и домовладельца мы уже рассказывали в первой части «Московского модерна». Так вот, здание, находящееся перед нами, - один из реализованных ими проектов. Правда, в некоторых источниках в качестве автора дома выступает архитектор Николай Григорьевич Фалеев. Трудно сказать, почему возникло такое расхождение. Возможно, архитекторы вместе работали над проектом здания.
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо. Боковой ризалит здания.
 
Здание отстоит от красной линии переулка, от проезжей части его отделяет небольшой палисадник. Центральная часть фасада фланкирована двумя выступающими вперед боковыми ризалитами, образующими в совокупности с боковыми торцами соседних домов некое подобие неглубокого кудонёра (парадного двора). Все это создает сходство с объемно-планировочными композициями, свойственными эпохе классицизма. Это впечатление общности с классицизмом усиливают ионические пилястры, белоснежные лепные фризы античных мотивов, обрамления окон и многие другие детали декора. Однако абрис центральных окон ризалитов, возвышающиеся на крыше аттики с вазонами, огромные барельефы с изображениями полуобнаженных женских фигур в развивающихся одеждах, оригинальные полукруглые балкончики, кованая ограда позволяют утверждать, что не обошлось здесь без эксперимента на тему модерна. Результат – интересная компиляция классицистических, неогреческих и модерновых элементов. 
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо. Фрагмент центральной части фасада.
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо. Античный фриз.
 
Рельефные панно над окнами второго этажа изображают крылатых львов, держащих в лапах факелы. Протянувшийся по всей длине фасада фриз с античными сюжетами зрительно как бы разделяет пространство второго и третьего этажей от верхнего. Это расчленение подчеркнуто и различной фактурой стен: второй и третий этажи выложены глазурованной плиткой - «кабанчиком», - а верхний просто оштукатурен. Женские маскароны вместо замковых камней в сандриках окон первого этажа позаимствованы из атрибутики модерна.
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо. Барельеф с женскими фигурами.
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо. Лепной декор.
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо. Лепной декор.
 
Доходный дом Г.Е. Бройдо. Оформление окна второго этажа.
 
Но самыми впечатляющими элементами лепного декора, конечно же, являются крупные барельефы, обрамляющие арки главных окон. На них – полуобнаженные женщины и ниспадающих одеждах, словно летящие друг к другу. Они тянутся навстречу друг другу и роняют из высоко поднятых рук лавровые венки. Одна из женщин держит в руке факел, другая – крылатый жезл, обвиваемый змеей. Кто они? Может, афинские бескрылые богини Ники – символы триумфа и победы? 
 
В 1907-1913 годах в доходном доме Г.Е. Бройдо во 2-ом Обыденском переулке жили Марья Семеновна и Аркадий Михайлович Керзины – основатели «Кружка любителей русской музыки», пропагандировавшего произведения русских композиторов.
 
Аркадий Михайлович Керзин был довольно известным и широко практикующим в Москве адвокатом, большим знатоком и поклонником музыки русских композиторов. Его жена, Марья Семеновна, пианистка, в юности училась музыке и игре на фортепиано у известных пианистов В.И. Мауриной, В.И. Сафонова, а позже у П.А. Пабста, теорией музыки занималась у видного музыкального критика С.Н. Кругликова. Музыка стала для супругов Керзиных главным увлечением. Они с упоением совместно изучали новые произведения, приобщались к творчеству отечественных композиторов, работы которых, как это ни странно, в те годы не слишком часто звучали на концертной эстраде. Каждая новая симфония, сюита, рапсодия представлялась им страницей интереснейшей книги, сюжет которой все более и более захватывал своих любознательных читателей. Занятия музыкой постепенно превратились в совместное музицирование. Часто, проигрывая полюбившиеся отрывки из опер и романсы, они мечтали о том, чтобы услышать эти сочинения в профессиональном исполнении. И все чаще им в голову приходила мысль о том, чтобы создать приватный музыкальный кружок из своих друзей и знакомых с общими интересами, в котором можно было бы поделиться с ними тем наслаждением, которое они сами получали от знакомства с русской музыкой. И такой кружок был ими организован в 1896 году. Его первые собрания происходили на квартирах участников, где они разыгрывали на фортепиано произведения Римского-Корсакова, Бородина, Мусоргского, Балакирева и других авторов. В числе музыкантов, принимавших участие в таких собраниях и поддерживавших тесное общение с Керзиными, были композиторы Ц.А. Кюи, С.В. Рахманинов, Н.К. Метнер, С.И. Танеев, музыкальные критики С.Н. Кругликов, В.В. Стасов, Н.Д. Кашкин, исполнители Н.И. Забела-Врубель, М.А. Дейша-Сионицкая, Л.В. Собинов, И.В. Грызунов, М.А. Оленина-д’Альгейм и др.
 
Любительский кружок вскоре стал значительным явлением в московской музыкальной жизни и вырос в серьезную концертную организацию, которая за годы своего существования (с 1896 по 1912 год) организовала более сотни концертов камерной и симфонической музыки. Концерты проводились в «Славянском базаре», а с 1902 года – в Большом зале Благородного собрания. Кружок акцентировал свое внимание и широко пропагандировал сочинения отечественных авторов. Впервые в Москве именно в рамках деятельности керзинского кружка были исполнены значительные произведения А.П. Бородина, М.П. Мусоргского, состоялись премьеры С.В. Рахманинова, С.И Танеева, А.К. Лядова, Н.К. Метнера, Р.М. Глиэра и других. Концерты, обычно проводившиеся бесплатно, пользовались большим успехом. Общество во многом способствовало развитию русской камерно-вокальной музыки и становлению ее исполнительского стиля. 
 
Возможно, и в собственной квартире Керзиных в доме во 2-ом Обыденском переулке звучали произведения Мусоргского, Рахманинова и Кюи…Прислушаемся! Не звучат ли они и сегодня?
 
Бывший доходный дом Г.Е. Бройдо также известен тем, что в 2010-2012 годах в нем проводились съемки сериала «Дом образцового содержания». Его жильцы терпеливо и с пониманием все это время мирились с заклеенными окнами, дымом пиротехники, шумом киносъемочной техники и бесконечной суетой. Зато сегодня мы можем во многих эпизодах сериала лицезреть экстерьеры и интерьеры здания.
 
 
5) Улица Волхонка, дом 7 – Доходный дом К.Г. Лобачева
 
Доходный дом К.Г. Лобачева.
 
Этот четырехэтажный доходный дом построен в 1904-1906 годах архитектором Никитой Герасимовичем Лазаревым по заказу зажиточного купца Кузьмы Григорьевича Лобачева, торговавшего в Охотном ряду дичью, мясом и маслом. 
 
Доходный дом К.Г. Лобачева. Фигурный аттик над карнизом и купольное завершение эркера.
 
Первое, на что обращаешь внимание при взгляде на эту постройку, - угловой двухэтажный эркер с фигурным заостренным завершением. Очень уж он похож на башенку. Купол его венчает флюгер с голубком. С помощью этого выраженного акцента архитектор подчеркнул размещение здания на пересечении двух улиц. Композиция фасадов здания типична для конца XIX века и каких-то особых новаторских черт не несет. О принадлежности к модерну свидетельствуют форма карниза и необычный декор дома. 
 
Доходный дом К.Г. Лобачева. Декор центральной части фасада по Волхонке (слева) и купол с флюгером над эркером (справа).
 
Доходный дом К.Г. Лобачева. Детали декора: лепное обрамление окна (слева) и картуш (справа).
 
Лепнина, представленная на фасаде, выполнена в мастерской П.А. Гладышева. Сюжет ее компилятивен: растительная орнаментика сочетается с изображениями различных животных и скульптурными женскими и мужскими головками. Но вот в мотиве декора прослеживается какая-то общая демоничность. На рельефных панно и фризах можно различить соцветия и листья чертополоха – символа неограниченной магической власти. Маскароны, которые в архитектуре обычно имеют нейтральный характер, здесь отличаются весьма недобрыми выражениями лиц, а некоторые даже косят исподлобья, будто замышляя что-то нехорошее. Но особенно поражают лепные изображения разинувшей пасть змеи и какого-то не то дракона, не то неведомого доисторического ящера, изогнувшегося в хищном оскале. Таких в Москве, пожалуй, больше нигде не встретишь. Так что можно только подивиться недюжинной фантазии автора, их придумавшего. 
 
Доходный дом К.Г. Лобачева. Лепное обрамление окна.
 
Доходный дом К.Г. Лобачева. Надоконное рельефное панно с доисторическим ящером.
 
Доходный дом К.Г. Лобачева. Оформление эркера.
 
Доходный дом К.Г. Лобачева. Флоральный декор здания: чертополоховый фриз (вверху) и медальоны с виноградными лозами (внизу).
 
В 1972 году к приезду в Москву президента США Ричарда Никсона кривую, узкую Волхонку решили расширить. Двухэтажные дома с первого по пятый по нечетной стороне снесли, использовав освобожденное место под мостовую, тротуар и небольшой склон с газоном. Бывший доходный дом Лобачева, к счастью, сноса избежал. Не иначе, фасадные демоны уберегли свое обиталище от роковой участи. Но в угловой части дома, в первом этаже, где раньше находилась булочная,  пробили сквозной проход для пешеходов. В остальном планировка здания осталась неизменной, хотя и пережила несколько реконструкций.
 
Кстати, когда-то в доме размещалась советская пельменная. В ней за 1 рубль и 2 копейки у толстых тетушек-продавщиц можно было купить двойную порцию пельменей со сметаной, стакан кофе из бачка и две пресные булочки. Посетителей было немало, в том числе и купальщиков из бассейна «Москва», которые, нагуляв за плаванием аппетит, заходили сюда перекусить по дороге домой.  Сегодня в здании тоже находится пельменная, но ассортимент, антураж и атмосфера, конечно, уже не те. В связи с этим коренные обитатели Волхонки печалятся и предаются ностальгии по былым временам.
 
 
6) Улица Знаменка, дом 8/13 - Доходный дом А. И. Шамшина
 
Доходный дом А.И. Шамшина.
 
На месте современных домов № 13 и 15 по Староваганьковскому переулку в XVIII веке находилась усадьба генерал-аншефа Василия Яковлевича Левашова, участника многих военных компаний, основателя города Кизляр и московского главнокомандующего. С 1751 года по 1828 год обширное владение принадлежало его детям, а после, вероятно, было распродано частями. Участок усадьбы, на котором располагался сад, в начале XX века перешел в собственность фабриканту Александру Ивановичу Шамшину, совладельцу золотоканительной и галунной мануфактур, и его жене – Любови Васильевне.
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Вход в здание.
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Декоративное оформление входа в здание.
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Витражное панно козырька над входом в здание.
 
Супруги Шамшины, немало средств вкладывавшие в строительство  и являвшиеся владельцами нескольких домовладений в Москве, решили на приобретенном усадебном участке построить доходный дом. Для реализации этой идеи они пригласили архитектора Николая Николаевича Благовещенского. По их заказу он разработал проект шестиэтажного дома, фасадами выходящего на Знаменку и Староваганьковский переулок. Но декор здания показался заказчикам недостаточно интересным, и для переработки экстерьерных и интерьерных планов дома они привлекли Федора Осиповича Шехтеля. Таким образом, у воздвигнутого в 1909 году доходного дома оказалось два автора – Н.Н. Благовещенский и Ф.О. Шехтель. Первому принадлежит работа над общим планом постройки, второму – архитектурная обработка фасада и оформление интерьера.
 
Ф.О. Шехтель переработал фасад здания в стилистике модерна, уже близкого по своей сути к рационализму. Внешнее оформление дома достаточно сдержанно, даже скупо. Декоративность здесь в основном создается ритмом конструктивных элементов и подбором облицовочных материалов стен. 
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Ротонда.
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Рельефный фриз под карнизом.
 
Фасадная композиция в основном построена на ритмике полукруглых эркеров высотой в четыре этажа. Особенно примечателен башнеподобный эркер на углу здания. Его венчает небольшая ротонда с яйцеподобным заостренным куполом. С помощью этих деталей архитектор акцентировал внимание на угловой части здания, выходящей на пересечение Знаменки и Староваганьковского, и одновременно удачно сыграл в аналогию с цилиндрическим бельведером на крыше соседнего дома П.Е. Пашкова. Своим основанием угловой эркер опирается на полуколонну, выступающую из стены. Этот нюанс вносит некоторую неустойчивость в облик здания, несколько смягчая производимое постройкой впечатление монументальности и строгости.
 
Различие отделки стен верхних и нижних этажей дома создает крупное горизонтальное членение фасадной плоскости. Два нижних этажа отделаны цементной штукатуркой, цветом и фактурой похожей на облицовку натуральным камнем, четыре верхних этажа покрыты керамическим «кабанчиком». Ранее ритмика горизонталей, да и общий облик дома, были разнообразней за счет ленточного балкона, опоясывавшего весь верхний этаж, и балконов поменьше – одно- и двухсекционных, - находившихся на четвертом и пятом этажах. Ограждения балконов были выполнены из металла и имели простой рисунок, составленный из горизонтальных прутьев, изогнутых мелкой рябью. К сожалению, балконы демонтированы. Кому и почему они помешали, не очень ясно. Лишь в некоторых квартирах после демонтажа балконные проемы были сохранены и украшены решетками французских балкончиков (их можно увидеть со стороны переулка), остальные заложены кирпичом и превращены в обычные окна.  
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Фото 1909-1911 годов. На здании еще можно увидеть балконы и металлическую решетку над карнизом.
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Декор оснований эркеров.
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Дверная ручка.
 
Доходный дом А.И. Шамшина. Ворота арки, ведущей во двор (слева), и фрагмент металлической решетки на окне первого этажа.
 
Отголоском более ранних направлений модерна являются сохранившиеся рельефные лепные композиции, украшающие стены дома. Первое, что можно заметить, это опоясывающий весь лицевой фасад фриз, расположенный под карнизом. Он изображает изящно изогнутые вероподобные листья каких-то растений. Если свернуть в переулок, можно обнаружить еще более эффектную скульптурную деталь – обрамление парадного входа в здание. Здесь над дверью нависают целые плодовые гирлянды. А замковый камень над арочным окном будто бы изображает корзину, переполненную фруктами. Очень красив подвешенный на цепях козырек с витражными вставками и висячими фонариками, а также необычная ручка двери с наконечниками в виде орлиных голов. Более мелкими лепными элементами украшены основания эркеров и капитель колонны, поддерживающей угловую башню. На башне, между четвертым и пятым этажом, имеется панно с картушем.
 
Сегодня на крыше здания можно увидеть остекленную надстройку.  Она появилась там в 2000-х годах по самовольному решению одного из владельцев квартир. Такое, к сожалению, случается, даже несмотря на утвержденную историко-культурную ценность и охранный статус объектов культурного наследия.
 
 
7) Гоголевский бульвар, дом 31 – Отель «Руссо-Балт»
 
Отель "Руссо-Балт". 
 
Пятиэтажный красивый дом издали привлекает внимание цветочной мозаикой на фасаде и роскошным оформлением нижнего этажа деревом. Так и хочется подойти ближе и рассмотреть каждую его деталь в подробностях. Самое удивительное состоит в том, что дом – новодел. Это построенный в 2007 году отель «Руссо-Балт». Нечасто встретишь в Москве современное здание, столь тщательно проработанное, стилистически выверенное и выполненное на безоговорочно высоком уровне. Стиль здания отеля представляет собой изящную вариацию на тему ар-нуво.
 
Дом возведен в результате тотальной реконструкции доходного дома 1879 года постройки (автор дореволюционного дома – архитектор П.П. Зыков). Изначально трехэтажное строение было надстроено еще двумя этажами, фасад и внутренняя часть здания претерпели серьезные изменения. Экстерьеру и интерьерам были приданы черты стиля модерн. И хотя, строго говоря, это лишь игра в модерн, она весьма и весьма достоверна.  
 
Отель "Руссо-Балт".  Фрагмент фасада.
 
Отель "Руссо-Балт".  Декор фронтона и верхних этажей.
 
Отель "Руссо-Балт".  Вход в здание.
 
Отделка здания очень элегантна и гармонична. Стены второго и третьего этажей отделаны палевой керамической плиткой, имитирующей знаменитый «кабанчик». Говорим «имитирующей», т.к. производители современных плиточных материалов лишь пытаются повторять рецептуру и технологические процессы изготовления дореволюционного кабанчика, эксплуатационные характеристики которого уникальны, а срок службы измеряется столетиями.
 
Гладко оштукатуренный пятый этаж украшает пестрый майоликовый фриз из плиточек от светло-мятного до сумрачно-голубого оттенка. Узкие панно из той же керамики можно увидеть и под окнами второго этажа. Между окон второго и третьего этажа – превосходные мозаичные панно, изображающие цветы в золотистых тонких рамочках. Очень элегантная деталь декора. Полукруглый фронтон украшен белоснежным панно с растительным орнаментом. Рельефные панно над окнами третьего этажа тоже имеют флористический рисунок. 
 
Отель "Руссо-Балт".  Скульптурное панно.
 
Отель "Руссо-Балт".  Мозаичные панно.
 
Отель "Руссо-Балт".  Мозаичное панно первого этажа.
 
Отель "Руссо-Балт".  Отделка первого этажа резными деревянными панелями и мозаикой.
 
Некоторые окна декорированы коваными французскими балкончиками. На парапете крыши тоже можно заметить кованые решетки. Великолепны фонари, размещенные на фасаде и на остекленных козырьках над входами в здание: те, что в верхней части здания, – с белыми шарами плафонов, те, что при входах, - с оранжевыми. Кронштейны фонарей тоже кованые, выполнены в том же стиле, что и французские балкончики и решетки.
 
Интересна отделка первого этажа деревянными резными панелями и мозаичными панно. Темного и насыщенного оттенка дерево придает зданию респектабельности и шика. В резьбе, как и во всем декоре, прослеживаются цветочные мотивы. Рисунок больших мозаичных панно сложнее рисунка малых, но перекликается с ним: здесь тоже распустившиеся цветы с замысловатыми изгибами листьев, та же золотистая канва по контуру. Размещенные поверх деревянных панелей, панно выглядят, словно картины в дорогих рамах. На золотистой тяге, протянувшейся почти во всю длину фасада, надпись «Гоголевский бульвар, 31». Это одновременно и адрес дома, и название занимающего первый этаж здания кафе.
 
Кстати, интерьеры отеля и кафе заслуживают не меньшего внимания, чем внешняя отделка дома. Так что желающие продолжить путешествие в прекрасный мир модерна, столь превосходно воссозданный авторами этого здания, вполне могут это сделать, попав внутрь.
 
 
8) Гоголевский бульвар, дом 29 – Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья
 
Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья.
 
Дом был построен в 1892 году как доходный одним из популярных московских архитекторов того времени А.С. Каминским для Иерусалимского Патриаршего подворья. Здание было спроектировано в модном тогда эклектичном стиле.
 
Подворья православных монастырей – это их удаленные представительства, находящиеся в других городах и даже странах. Крупнейшие монастыри еще со времен Древней Руси строили в Москве подворья, которые выполняли представительские, жилые и торговые функции. Для своего материального обеспечения подворья приобретали в столице различные коммерческие объекты или выкупали земельные участки и самостоятельно возводили на них здания, позволявшие в дальнейшем получать доход: при продаже имущества, сдаче его внаем и размещении в построенных помещениях торговых лавок и магазинов. Доход от таких сторонних «бизнес-проектов», как правило, превышал размеры пожертвований и прибыль от торговли церковными товарами. Примером такого «бизнес-проекта» является и доходный дом, который мы видим перед собой. Он возведен Иерусалимским подворьем неподалеку от собственной «штаб-квартиры» – храма Воскресения Словущего на Арбате (находящегося в Филипповском переулке).
 
Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья. Фотография 1900-1904 годов. Первоначальный эклектичный вид здания.
 
В 1905 году изначально четырехэтажный дом (этажность приведена без учета полуподвального этажа) был надстроен еще одним этажом и частично перестроен архитектором Георгием Павловичем Евлановым. В процессе перестройки фасады здания были переработаны в стиле модерн. Постройка была хорошо прорисована в целом, а ее детали свидетельствуют о таланте автора как декоратора.
 
Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья. Вход в здание и эркеры.
 
Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья. Лепной декор эркера.
 
Эркеры дома после перестройки приобрели характерную для этого модерновой стилистики волнообразность. Облицовка стен выполнена керамической плиткой, также в отделке использована  абрамцевская «акварельная» керамика, создающая живописные переходы нежных перламутрово-голубых оттенков. О принадлежности к модерну говорят и другие декоративные элементы: изящные изгибы металлических решеток балконов,  выразительность ковки арочных ворот, форма и обрамление центрального дверного проема, поддерживающие эркеры скульптурные кронштейны, лепнина с растительными мотивами в стиле Сецессион. Не совсем характерная для модерна стрельчатость окон пятого этажа, повторяющая формы оконных проемов четвертого, обусловлена желанием архитектора гармонично соединить надстройку и ее основание.
 
Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья. Фрагмент фасада: балкончики и стрельчатые окна.
 
Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья. Балкон на крыше эркера.
 
Доходный дом Иерусалимского Патриаршего подворья. Элементы скульптурного декора.
 
В 1930 году здание повторно  надстраивалось еще на один этаж, и, к огромному сожалению, при этом был утрачен верхний силуэт здания.
 
В 2004 году в рамках строительства ЖК «Русский модерн» была проведена капитальная реконструкция здания бывшего доходного дома Иерусалимского Патриаршего подворья. От прежнего строения осталась только фасадная стена. Вся внутренняя часть здания была перестроена, был также надстроен еще один этаж и мансарда, укреплен фундамент, полуподвальный этаж переоборудован в паркинг, заменены все несущие конструкции, произведен монтаж современных инженерных систем и коммуникаций. Фасад дома после реконструкции сохранил знаменитую керамическую плитку-кабанчик, абрамцевскую цветную керамику и все декоративные элементы. Цоколь здания был отделан натуральным гранитом. На основании дореволюционных эскизов и имевшихся фотографий воссозданы рисунки переплетов окон, дверей и решеток балконных ограждений.
 
 
9) Большой Афанасьевский переулок, дом 32/9 - Доходный дом О.О. Вильнера (Н. Калиновского)
 
Доходный дом О.О. Вильнера. 
 
Здание этого доходного дома возведено в 1905-1906 годах по проекту очень популярного в те времена архитектора Николая Ивановича Жерихова, по заказу домовладельца Осипа Осиповича Вильнера.
 
Н.И. Жерихов – признанный мастер эпохи модерна. Его авторству принадлежит 46 доходных домов в самых престижных районах Москвы. С некоторыми из них нам уже приходилось сталкиваться и в этой прогулке, и в предыдущей. Выходец из бедной крестьянской семьи, он не получил полноценного архитектурного образования, но это не помешало ему в период с 1902 по 1915 годы стать одним из самых востребованных архитекторов столицы. Большинство построенных им зданий до сих пор играют заметную роль в панорамах московских улиц. Среди них особенно выделяется несколько домов, построенных для домовладельцев О.О. Вильнера, Г.Е. Бройдо и П.П. Зайченко, отличающихся оригинальным керамическим и скульптурным декором. Путь становления Жерихова от простого «ученого рисовальщика» (вероятнее всего, Жерихов закончил Строгановское училище и получил именно такую квалификацию) до преуспевающего и модного архитектора практически не изучен. Имеются предположения, что его карьера связана с одним из его основных заказчиков – О.О. Вильнером, который был инженером-строителем и, скорее всего, самостоятельно возводил свои дома для их последующей перепродажи или сдачи в наем, т.е. фактически выступал и застройщиком, и домовладельцем. Вероятно, Жерихов состоял при конторе Вильнера штатным архитектором. Как бы там ни было, один из плодов сотрудничества архитектора Н.И. Жерихова и заказчика О.О. Вильнера – перед нами.
 
Доходный дом О.О. Вильнера. Эркеры.
 
Доходный дом О.О. Вильнера. Скульптурные кронштейны карниза с женскими маскаронами.
 
Доходный дом О.О. Вильнера. Лепной декор фронтона.
 
Доходный дом О.О. Вильнера.  Рельефный фриз с русалками.
 
Этот доходный дом является отражением фирменного стиля Жерихова, предпочитавшего в декоре обилие лепнины и скульптурных форм. Структура здания рациональна и проста, а вот внешнее оформление, выполненное в стилистике декоративного модерна, весьма разнообразно. Расположение здания на перекрестке двух переулков акцентировано тремя широкими эркерами в три этажа высотой, которые архитектор разместил на углу дома. Карниз, сделанный с большим выносом над стенами, сообщает зданию монументальности, А его форма, следующая за контурами прямоугольных эркеров, зрительно делает силуэт дома уступчатым и графичным. Над эркерами – сложной формы аттики, над фасадом, протянувшимся вдоль Малого Афанасьевского переулка, - циркульный фронтон. Окна дома различны по форме и размерам, имеют темно-коричневые рамы. 
 
Доходный дом О.О. Вильнера. Элементы лепного декора: панно с цветущими маками (вверху) и горельеф из маковых листьев, коробочек и завитков (внизу).
 
Доходный дом О.О. Вильнера. Маскарон, изображающий дремлющего лешего.
 
В декорировании фасадов использована керамическая облицовочная плитка-кабанчик: матовая серо-бежевая и глазурованная темно-зелено-синяя. Часть стен оштукатурена и рустована. Углы эркеров оформлены прямоугольными полуколоннами, гармонирующими по форме и стилю с карнизом. Карниз поддерживается двумя видами кронштейнов: основательными скульптурными, с женскими маскаронами, и более изящными коваными. Но главным украшением здания, безусловно, является лепнина. Особенно оригинален фриз с изображениями обнаженных русалок с развивающимися волосами, запечатленных на фоне  морских раковин и неведомых растений. В оформлении фронтона над фасадом по Малому Афанасьевскому переулку использованы мужские маскароны, изображающие, вероятно, леших – лесных духов. Все прямо по Пушкину: «там чудеса: там леший бродит, русалка на ветвях сидит…» Остальные лепные элементы имеют флористический рисунок. На больших панно между окнами второго и третьего этажа – россыпь цветущих маков, на панно поменьше – картуши, обрамленные листьями. Горельефы на стенах эркеров представляют собой комбинацию маковых листьев, цветов, их плодов-коробочек и причудливых завитков.
 
В 1996-1997 годах здание бывшего доходного дома О.О. Вильнера - Н. Калиновского было подвергнуто реконструкции. Работы выполнялись под руководством  широко известного ныне архитектора Александра Рафаиловича Асадова. Фасад здания был сохранен в первозданном виде, его лишь немного подновили. Внутри здания были заменены перекрытия, восстановлены камины, в подвальной части устроен паркинг, все оборудовано для комфортного проживания в соответствии с тенденциями времени. Дом был надстроен на несколько этажей. Его крыша теперь имеет футуристически-сложную многоуровневую конструкцию. Сразу и не разберешь, сколько же там этажей. Кажется, их 4, т.е. 8 в сумме с существовавшими ранее. Кстати, именно подобного рода деконструктивистские надстройки и пристройки и снискали громкую славу А.Р. Асадову. 
 
Доходный дом О.О. Вильнера. План реконструкции дома. Архитектурное бюро А.Р. Асадова.
 
Несмотря на экстравагантность, надстройка, к счастью,  выполнена довольно корректно (насколько это вообще возможно в такого рода проекте). Ее основная часть не видна с большинства обзорных точек в переулках и потому не вступает в открытый конфликт с историческим зданием. Видимая же часть неплохо сочетается с внешним обликом жериховской постройки и отдельными декоративными элементами перекликается с ней, где-то дополняя, где-то подчеркивая, где-то заимствуя. (В схожей манере Асадов реконструировал и надстраивал дом №8 в Хлебном переулке). Например, весьма органично сосуществуют два карниза: графичный Жерихова и плавно перетекающий, как бы обрисовывающий его контуры, Асадова. Аттики приспособлены в качестве скульптурных балконных ограждений. Балконные кованые перила пятого этажа не противоречат ограждениям нижних балкончиков и кронштейнам, и «заочно», с некоторых ракурсов,  выполняют функцию решеток парапета. Окна надстройки, хоть и панорамные, тоже различны по форме и остеклены аналогично окнам нижних этажей. Словом, все не так плохо, как могло бы быть в эпоху агрессивного градостроения Ю.М. Лужкова.
 
Сегодня реконструированный бывший доходный дом О.О. Вильнера – Н. Калиновского считается одним из лучших элитных жилых комплексов в районе Арбата. 
 
 
10) Улица Арбат, дом 23, строение 1 – Гостиница А.К. Ечкина
 
Гостиница А.К. Ечкина. 
 
До 1901 года на месте ныне существующего дома находилось другое здание – небольшой особняк. В 1830-х годах им владел государственный деятель, историк и археограф Дмитрий Николаевич Бантыш-Каменский, автор фундаментального «Словаря достопамятных людей Русской земли» и других исторических и не только произведений. Кстати, Бантыш-Каменский консультировал по историческим вопросам А.С. Пушкина. И неоднократно приглашал поэта в гости. Тот, правда, так и не воспользовался ни одним приглашением – то ли не сложилось, то ли были личные мотивы.
 
В 1840-х в доме проживал с семейством Алексей Хомяков, философ, один из основоположников славянофильства. Хомяков много общался с Гоголем, и Николай Васильевич, в отличие от Пушкина, часто посещал особняк на Арбате, где во время своих визитов обсуждал с хозяином дома актуальные проблемы общества.
 
С 1879 по 1901 год особняком владел известный адвокат Владимир Михайлович Пржевальский. Он был одним из самых сильных и именитых юристов России того времени, имел обширную клиентуру, редкое крупное дело обходилось без его участия. Среди защищаемых им на суде были знаменитые «Червонные валеты», игуменья Митрофания и множество других маститых обвиняемых. В гостях у Владимира Михайловича бывали его не менее знаменитые братья: Евгений Михайлович – математик, автор «Пятизначных таблиц логарифмов» и других математических пособий, неоднократно переиздававшихся впоследствии, - и Николай Михайлович – отважный путешественник, ученый-натуралист, исследователь Средней Азии.  
 
В 1901 году владение на Арбате, 23 выкупил предприниматель А.К. Ечкин, владелец торгово-промышленного товарищества «Ечкины» по изготовлению, продаже и сдаче в наем различных экипажей, бричек и повозок. Фирма была известная, преуспевающая, линейки и экипажи Ечкиных курсировали по всей Москве и «дачному» Подмосковью. Помимо руководства конторой, А.К. Ечкин подвизался еще и на рынке недвижимости – выступал в роли домовладельца нескольких зданий. Особняк на Арбате он приобрел под снос, а на его месте планировал построить многоэтажную гостиницу. Так и возникло здание, которое предстает перед нами сегодня.
 
Четырехэтажная гостиница А.К. Ечкина была построена в 1902 году по проекту архитектора Никиты Герасимовича Лазарева. Заказчик, желавший превзойти по богатству соседские дома, не скупился на финансирование и пожелал построить здание в модном тогда стиле модерн, с обилием эффектной лепнины и других элементов декора.
 
Н.Г. Лазарев был, как и многие зодчие той эпохи, и архитектором, и художником. Поэтому за выполнение пожеланий заказчика принялся с увлечением. При строительстве гостиницы в полную силу проявился его неординарный талант декоратора. Его авторская печать незримо присутствует не только в облике постройки в целом, но и в каждой ее отдельной детали. Лазарев самостоятельно прорабатывал каждый элемент: рисовал эскизы лестниц, перил, балконов, светильников, дверей, ручек и даже витражей окон и дверей. В оформлении здания он  обращался к приемам и мотивам различных направлений модерна: французского, бельгийского Ар Нуво и венского сецессиона. И несмотря на некоторую компилятивность, облик здания получился удивительно гармоничным.
 
Здание расположено на участке не прямоугольной формы, поэтому его торцевые стены скошены с целью протяжения фасада вдоль всей длины лицевой части участка. Фасад симметричен, его пластика определена пилястрами, которые зрительно выделяют центр здания и боковые его части, трактуемые как ризалиты, а также равномерными «стежками» парных оконных проемов и балконами.
 
Гостиница А.К. Ечкина. Верхний и мансардный этажи. Круглые окна студий. Купол на крыше.
 
Проектируя четырехэтажное здание, Лазарев встроил в его чердак три мансардных помещения без удобств, предполагая их как студии для художников. В мансардах архитектор предусмотрел большие, пропускающие много света круглые окна, выходящие на улицу, а также отдельное окно, дающее верхний свет, столь важный в работе скульпторов и художников. Мысль добавить в проект мансарды-студии возникла не случайно. Дело в том, что по соседству с будущей гостиницей располагались классы популярной московской частной художественной школы, руководителем которой был Константин Юон, так что идея со студиями была вполне рациональной.
 
Наличие мансард в доме и необходимость создания дополнительного освещения в них обусловило появление на крыше здания большого металлического купола. Жаль, что его плохо видно с улицы. Он граненый, четырехугольный в основании, изящным изгибом сужается кверху и украшен кованой решеткой. Он как бы венчает центральную часть дома, выделенную пилястрами, и тем самым еще больше обособляет ее от остального объема здания.
 
Гостиница А.К. Ечкина. Оформление окон второго, третьего и четвертого этажей.
 
Гостиница А.К. Ечкина. Декор окон третьего этажа.
 
В облицовке стен использована матовая керамическая плитка-кабанчик палевого оттенка и болотно-зеленая майолика. Оконные проемы второго-четвертого этажей обрамлены наличниками. На каждом этаже – своя форма обрамлений. Окна второго и третьего этажей ризалитов композиционно объединены единым наличником. А проемы четвертых этажей, ведущие на маленькие балкончики, оформлены как эдикулы. Аналогично украшено и окно четвертого этажа в центре фасада. Главная лестница доходного дома, по традиции московского модерна, вынесена в лицевую часть здания и расположена по центру фасада. Она оформлена большим, в два этажа, арочным окном и еще одним, поменьше, отделенным от него красивым пластичным наличником. 
 
Гостиница А.К. Ечкина. Центральная часть фасада: балкончик над входом в здание, пластичный наличник светового окна парадного входа, декоративные "стекающие" вниз консоли.
 
Гостиница А.К. Ечкина. Балкон третьего этажа бокового ризалита.
 
Гостиница А.К. Ечкина. Декор верхних этажей боковых ризалитов.
 
С точки зрения эстетики наибольший интерес вызывают, конечно же, лепные и металлические элементы декора. Оригинально выполнены капители пиляст – они представляют собой рокайльные картуши. Над ними – небольшие, тонко прорисованные панно с изображениями обнаженных женщин. Одни присели на корточки, другие – на колени. Еще выше – тонкие лепные веточки цветущего дерева. Цветочный орнамент имеют тимпаны наличников окон третьего этажа и подоконные панно на том же этаже. Все это – мотивы модерна. Многогранного, богатого и разнообразного. Очень по-модерновски  выполнены и «стекающие» по стене консоли, на которые опираются пилястры центральной и ризалитных частей дома.
 
Невероятно красив и затейлив рисунок кованых решеток балконов. Изгибы его линий просто завораживают. Не менее интересен и изящный рисунок оконных переплетов второго этажа.
 
Гостиница А.К. Ечкина. Рельефные панно с изображениями обнаженных женщин.
 
Гостиница А.К. Ечкина. Элементы лепного декора: картуш на пилястре, тимпан наличника окна (вверху) и рельефное подоконное панно (внизу). 
 
В 2008 году здание гостиницы А.К. Ечкина было реконструировано, была проведена научная реставрация и восстановление лепнины и росписи по историческим чертежам. К счастью, в отличие от многих перестроенных зданий начала XX века, бывшая гостиница сохранила свой первоначальный внешний вид. Сегодня в доме имеется 8 квартир и несколько нежилых помещений.
 
История гостиницы А.К. Ечкина, как и история ее предшественника – снесенного особняка, -  связана с именами многих известных личностей. В начале XX века в мансарде дома находилась мастерская выдающегося художника и скульптора Сергея Тимофеевича Коненкова – «русского Родена». Во время восстания 1905 года он принимал деятельное участие в его событиях: сооружал  вместе с революционерами баррикады на Арбате, в своей мастерской укрывал по ночам мятежников и, более того, позволял им хранить у себя оружие и гранаты. В те беспокойные дни он познакомился с революционеркой Коняевой Таней, ставшей впоследствии его женой.
 
В 1910 году Ечкин продал гостиницу, и ее новым владельцем стал Степан Борисович Веселовский – историк и археограф. Свое приобретение он оформил на супругу Елену Васильевну, дочь и наследницу французского ученого химика и предпринимателя Сифферлена, являвшегося акционером «Общества ситценабивной фабрики Гюнтер». Веселовские жили на четвертом этаже приобретенной ими гостиницы, в просторной квартире.
 
С 1920 по 1934 год в мансарде бывшей гостиницы Ечкина жил и работал известный живописец Павел Дмитриевич Корин. Именно здесь он начал писать свое грандиозное полотно «Русь уходящая». Мастерскую с ним делили его брат, живописец и реставратор Александр Дмитриевич, и дядя, художник и график Алексей Михайлович Корин. В обитель семейного художественного клана часто захаживал Максим Горький, оказывавший покровительство Кориным.
 
 
11) Улица Арбат, дом 27 – Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой
 
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. 
 
Этот доходный дом появился на Арбате в 1912 году. Принадлежал он Сергею Егоровичу Трындину и его дочери Анастасии Сергеевне Щепотьевой, совладельцам Торгово-промышленного предприятия «Е.С. Трындина Сыновей», занимавшегося производством физических, оптических, геодезических инструментов и медицинских приборов. Здание возведено по проекту архитектора С.Ф. Кулагина в стиле, комбинирующем приемы модерна и неоклассицизма.
 
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Верхние этажи дома и башенка.
 
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Угловая башенка.
 
Со стилистикой модерна постройку роднит лишь несколько отдельных элементов. Это легкая башенка, возвышающаяся над домом и акцентирующая его угловое расположение, арочные оконные и дверные проемы и изгибы выступающего над шестым этажом карниза. О причастности к модерну ранее свидетельствовала и форма аттиков, сегодня же они утрачены: в середине 2000 годов при реконструкции дом был надстроен еще одним этажом, существенно исказившим пропорции здания.
 
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Фотография 1912 года. Видны аттики над карнизом и первоначальная форма купольного завершения башенки.
 
В отделке фасадов дома архитектор применил неоклассические декоративные детали. Здание было построено в период, когда модерн уже практически исчез из строительной практики города, возможно, это и явилось причиной немногочисленности модерновых черт в его облике. Безусловно, самые яркие детали декора здания – это угловая башенка, увенчанная куполом в виде перевернутой чаши со стилизованным под фонарь-лантерну цилиндрическим завершением, и рельефная композиция на фасаде, изображающая львиноголовых грифонов.
 
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Рельеф с львиноголовыми грифонами.
 
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Рельефная композиция над окном второго этажа.
 
По проекту на каждом этаже доходного дома располагалось всего по 2 квартиры. Если судить по имеющимся на данный момент предложениям продажи или аренды квартир в этом доме, это помещения, площадь которых достигает 300 и более квадратных метров, а число комнат – 7-9. Первый этаж отводился под торговые функции.
 
История доходного дома С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой связана с именами многих известных личностей разных эпох. Например, здесь жил хирург-уролог Петр Дмитриевич Соловов, основавший неподалеку, на Большой Молчановке (сегодня это здание имеет адрес ул. Новый Арбат, д. 7) собственную лечебницу, для которой специально приобрел участок земли и выстроил четырехэтажное здание. В советское время лечебнице присвоили имя Г.Л. Грауэрмана, и в здании разместился знаменитый родильный дом, появление на свет в котором считалось верным признаком коренного московского происхождения.
 
Одной из квартир в доме владела певица и актриса Лика Мизинова вместе с мужем Александром Саниным. Мизинова была подругой Антона Павловича Чехова, влюбленной в него безответно. Несмотря на неразделенные чувства и бесплодные попытки соблазнить Чехова, не желавшего вступать в какие-либо любовные отношения, она стала для него своего рода музой. Ее игра и пение оставили след в творчестве писателя. Ее девичьи мечты о сцене отражены в бессмертной «Чайке», для героини которой – Нины Заречной – она стала прототипом. А ее пение он запечатлел в «Моей жизни» и «Черном монахе». В апартаментах Мизиновой частенько собирался московский театральный бомонд.
 
После того, как  Мизинова с мужем эмигрировали, часть их 300-метровой квартиры перешла к публицисту Иосифу Айзенштадту, выкупившему ее у них. Иосиф Айзенштадт – прадед нашей современницы – писательницы, телеведущей и феминистки Марии Арбатовой. В его арбатской квартире, на тот момент уже коммунальной, прошли все ее детство и юность. Об этом периоде ее биографии, о соседях по квартире и дому можно прочитать в мемуарах писательницы. Арбатский дом оставил в ее памяти так много воспоминаний, что Маша Гаврилина однажды стала Марией Арбатовой, взяв себе такой псевдоним, а со временем и сделав его своей официальной фамилией.
 
 
12) Улица Арбат, дом 29 – Гостиница Я.М. Толстого
 
Гостиница Я.М. Толстого.
 
Доходный дом Якова Михайловича Толстого построен в 1904-1906 годах по проекту архитектора Никиты Герасимовича Лазарева.
 
Яков Михайлович Толстой принадлежал к старому дворянскому роду Толстых, жил в своем богатом поместье недалеко от Москвы. Женившись, решил с женой перебраться в столицу, продал имение и приобрел большой особняк на Арбате. Жена Толстого – Мария Александровна, особа деятельная и деловая, - когда дети выросли, и семья начала разрастаться, сподвигла мужа на строительство на месте старого их особняка нового дома, доходного, который можно было бы использовать и для собственного проживания, и для сдачи в наем. Для осуществления этой идеи был приглашен архитектор Н.Г. Лазарев, несколькими годами ранее построивший по соседству гостиницу для А.К. Ечкина в модном тогда стиле модерн. Проект доходного дома для семейства Толстых он выполнил в аналогичной стилистике. 
 
Гостиница Я.М. Толстого. Центральный аттик.
 
Гостиница Я.М. Толстого. Фрагмент центральной части фасада.
 
Здание имеет симметричный фасад с выступающими по центру и бокам ризалитами. Центральный ризалит венчает фигурный аттик со слуховым окном. По бокам аттика – возвышения, украшенные интересными скульптурными антефиксами контрастного оттенка. Если присмотреться, за аттиком можно увидеть на крыше здания металлический четырехугольный купол, сужающийся к макушке.
 
Фасадная отделка выполнена с применением традиционной для модерна плитки-кабанчик. Она матовая и  имеет приятный бежевый оттенок. Жаль, что часть плиток в процессе эксплуатации дома для чего-то выкрасили краской более светлого тона. 
 
Гостиница Я.М. Толстого. Рельефный фриз с листьями каштана.
 
Гостиница Я.М. Толстого. Женский маскарон.
 
Гостиница Я.М. Толстого. Элементы лепного декора: женский маскарон над одним из центральных окон (вверху) и оформление окон боковых ризалитов (внизу).
 
Гостиница Я.М. Толстого. Элементы лепного декора: картуш под окном третьего этажа и декоративные кронштейны и замковый камень наличника окна второго этажа (вверху) и картуш в тимпане наличника окна третьего этажа (внизу).
 
Отличительной чертой декоративного убранства здания является лепнина, выполненная в растительных мотивах. По четвертому этажу протянулся рельефный фриз с орнаментом из небольших листьев каштана. Их там целая россыпь. Мансардное окно аттика обрамлено красивой гирляндой из завитков лент и цветов. В тимпанах наличников окон третьего этажа – картуши с веточками каштана, под теми же окнами – тоже картуши, но уже другого вида. В замковых камнях наличников второго этажа, в консолях, поддерживающих выступы наличников – везде растительные мотивы. Над одним из центральных окон находится женский маскарон. Рустованные пилястры центрального ризалита декорированы лепными композициями, похожими на свисающие с перекладин флаги – гонфалоны. На них тоже цветочки, листочки и завитки, а также тонкие шнуры  и свитые из них кольца.
 
Гостиница Я.М. Толстого. Балконы верхних этажей бокового ризалита.
 
Частично сохранились уникальные литые решетки балконов. Их рисунок изображает сплетенные тонкие ветви и схож с рисунками решеток первых станций метрополитена в Париже.
 
В доме было 14 квартир, 6 из которых занимали сами Толстые, остальные сдавались жильцам. Нижний этаж был отведен под магазины. В доме имелся черный вход, ведший в сад за домом, хорошо спланированный и обустроенный. В нем даже был фонтан с бассейном, в который на лето пускали золотых рыбок, которых очень любила хозяйка дома.
 
В 1912-1913 годах дом надстраивался на один этаж, это немного исказило его внешний облик. Были утрачены красивые аттики над боковыми ризалитами, сообщавшие фасаду подчеркнутую симметрию и гармонировавшие с центральным аттиком. Не обошелся без потерь советский период, беспощадный для «излишеств империализма»: канули в лету витринные окна магазинов на первом этаже с необычными модерновыми криволинейными переплетами, остекленный козырек над парадным входом, кронштейны карниза, декоративная решетка на крыше, ограждения некоторых балконов и другие архитектурные элементы. К сожалению, нововведения не придали дому оригинальности. С другой стороны, спасибо и на этом, ведь Москва знает примеры и куда большего вандализма.
 
В доходном доме Я.М. Толстого в разное время проживало множество известных личностей. К примеру, выдающийся оперный певец, солист и режиссер Большого театра Владимир Аполлонович Лосский. Он начинал с солирования в частной опере Саввы Мамонтова, где был дублером Ф.И. Шаляпина, исполнявшего партию Мефистофеля в гуновском Фаусте, впоследствии выступал и много преподавал в Киеве, Одессе и Нижнем Новгороде. В 1920-х стал главным режиссером Большого театра, руководил художественной частью оперной труппы.
 
В хаосе и неразберихе революции 1917 года в доме 29 на Арбате оказался дрессировщик и артист Владимир Леонидович Дуров. Его, идентифицированного как «буржуя», выселили из созданного им Уголка на Старой Божедомке, и он снял в арбатском доме квартиру №1 и подвал. В квартиру заселился со всей своей семьей, а в подвал поместил животных – собак, лис, волков, змей и даже медведей. Так что дом на время превратился в настоящий Ноев ковчег. Крысы и собаки свободно бегали по дому, а медведей дети выгуливали в саду. В 1919 году ковчег смог «причалить к берегам земли обетованной»: по распоряжению В.И. Ленина Дурову позволили вернуться в экспроприированное здание театра, Уголок взяли под опеку властей, и из частного театра он превратился в государственный. Освобожденные подвальные помещения арбатского дома очистили и превратили в комнаты, куда заселились люди: в этом не было уже ничего удивительного, ведь дом, как многие другие, был «уплотнен» до предела.
 
О других жильцах дома послереволюционного времени и судьбе владельцев можно подробнее узнать из воспоминаний Ксении Александровны Немцевич, урожденной Унгерман, внучки Я.М Толстого, многие годы жившей в его доме на Арбате.
 
 
13) Малый Николопесковский переулок, дом 5 - Городская усадьба Н.П.Михайловой - В.Э.Тальгрен
 
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен.
 
Необычный одноэтажный особняк с башенкой представляет собой перестроенный главный дом городской усадьбы. Данных о первых владельцах его практически не сохранилось. Известно лишь, что в XIX веке усадьбой владела некая Н.П. Михайлова. Усадебный дом – прародитель нынешнего особняка, составляющий его левую, большую часть, - был выстроен к 1819 году и имел ампирные черты. Известно, что в старом особняке в 1880-х годах жил декабрист Александр Филиппович Фролов, автор «Записок» - воспоминаний о жизни декабристов в сибирской ссылке, опубликованных в журнале «Русская старина» в 1882 году. В конце XIX – начале XX века усадьбу приобрел барон и предприниматель Владимир Эдуардович Тальгрен, занимавшийся бумагопрядильным делом и канцелярскими товарами. В усадебном доме располагался его торговый дом «Тальгрен В.Э и К».
 
По заказу Тальгрена в 1901-1902 годах особняк был перестроен архитектором Павлом Александровичем Заруцким в стилистике модерна. К дому с правой стороны был пристроен дополнительный объем, угол которого стилизован под небольшую башенку. Купол над башенкой ребристый, чешуйчатый, шлемоподобный, с тонким, как игла, шпилем и картушами на каждой из граней. Заруцкий сохранил камерный масштаб небольшого усадебного дома и основу его композиции. При этом сделанная им пристройка с романтической башней полностью преобразила здание, превратив его в симпатичный и оригинальный особняк, ставший примечательным архитектурным акцентом в лабиринте арбатских переулков.
 
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Шлемовидный купол башенки.
 
Стараниями архитектора, известного своими работами в стиле модерн, фасад особняка значительно преобразился. Он получил декор, щедро использующий растительные мотивы «рокайля», заимствованные из французского Ар Нуво, но по-своему трактованные Заруцким, в характерной для московского модерна манере. Особенно примечательны пышные наличники окон. Их волнообразные изгибы создают над окнами настоящие короны, декорированные цветами и небольшими женскими маскаронами. Рельефные панно под карнизом здания имеют цветочный орнамент, в центре композиции которого расположены подсолнухи – символы солнечного света, плодородия и процветания. Скульптурные кронштейны, держащие на себе выступающий карниз, украшены картушами, медальонами, изящными завитками, цветами и бутонами. По периметру крыши, над карнизом размещены невысокие пилоны, между которыми закреплены фигурные решетки. Угловые пилоны имеют навершия в форме шишек.
 
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Рельефное панно с подсолнухом.
 
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Лепной декор фасада.
 
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Наличник окна с женским маскароном. 
 
Выкрашенный в яркий небесно-голубой цвет, особняк сегодня оживляет и преображает арбатский переулок. Он стал настоящей жемчужиной, кладом, внезапно открывающимся погруженному в суету московских будней прохожему.
 
В советское время особняк и другие усадебные постройки были национализированы и отданы под нужды дипломатического ведомства. О судьбе последнего владельца – В.Э. Тальгрена – известно, что после 1917 года он являлся представителем одного из финляндских предприятий в России, в апреле 1922 года был арестован по обвинению в сношении с английской миссией, заключен в Бутырскую тюрьму, однако в мае освобожден из-под стражи.
 
В 1970-х годах в бывшем особняке В.Э Тальгрена располагалось представительство Организации освобождения Палестины. Несколько лет назад здание было отреставрировано Главным управлением по обслуживанию дипломатического корпуса при МИД РФ. Сегодня оно по-прежнему принадлежит Министерству Иностранных Дел.
 
 
14) Малый Николопесковский переулок, дом 9/1, строение 1 – Доходный дом М.А. Симоновой
 
Доходный дом М.А. Симоновой.
 
Доходный дом постройки 1908-1910 годов. Сооружен архитектором Д.В. Стерлиговым по проекту архитектора, инженера и теоретика архитектуры Апышкова Владимира Петровича и по заказу М.А. Симоновой.
 
Автор проекта – В.П. Апышков – строил в основном в Петербурге, и доходный дом М.А. Симоновой, возможно, единственное его дореволюционное произведение в Москве. Вероятно, в связи с приверженностью зодчего к архитектурным формам, распространенным в Петербурге, дом Симоновой выполнен им в стиле т.н. «северного модерна», довольно редкого в среде московской застройки. Доходный дом сродни строениям в духе национального романтизма в столице Финляндии Хельсинки.
 
Проект здания целиком базируется на принципах и приемах северного направления модерна. Главный и боковой фасады дома раскрепованы эркерами разных форм. Силуэт здания подчеркнут высокими щипцами, центральная входная группа акцентирована полукруглым аттиком со слуховым окном. Все использованные архитектурные элементы строго геометризованы, в их основе – простые и понятные формы. Особенно примечательны трапециевидные окна, безошибочно свидетельствующие о стилистической принадлежности к северному модерну. Их верхние углы как бы срезаны, и образованные вытянутые шестиугольники оконных проемов перекликаются с формой щипцов на крыше.
 
Доходный дом М.А. Симоновой. Центральная часть главного фасада с полукруглым аттиком и эркерами. 
 
Доходный дом М.А. Симоновой. Боковой ризалит главного фасада со щипцом.
 
Часть стен дома гладко оштукатурена, часть выложена бежевым «кабанчиком», часть облицована глазурованной абрамцевской плиткой, окрашенной в синий и темно-синий цвета. Абрамцевская керамика, пожалуй, единственный использованный в оформлении здания элемент декора из арсенала московского модерна, в Петербурге она практически не применялась. Области фасада под щипцами на уровне третьего – пятого этажей подчеркнуты углубленными полями, по форме повторяющими силуэты трапециевидных окон и самих щипцов.
 
Доходный дом М.А. Симоновой. План фасада, арх. В.П. Апышков.
 
На авторском плане дома, сохранившемся в Центральном архиве научно-технической документации Москвы, в угловой части здания над крышей имеется необычная башня с опоясывающим ее рядом частых слуховых окон. Точно не установлено, была ли она реализована при возведении доходного дома, поскольку сегодня она отсутствует, и фотографий или других свидетельств ее существования не найдено. Возможно, башня имела место быть, но ее демонтировали при проведении капитального ремонта в советский период. А может быть, ее не было вовсе. Остается только строить предположения.
 
Проведенные за последние десятилетия ремонтные работы не прибавили зданию стилистической гармонии и оригинальности. На фасаде «красуются» кондиционеры, часть керамики закрашена обычной краской, балконы и окна остеклены в меру возможностей и представлений о вкусе каждого из владельцев квартир.
 
 
15) Большой Николопесковский переулок, дом 4 - Лечебница И. К. Юрасовского (Н.В. Юрасовской)
 
Лечебница И.К. Юрасовского.
 
Дом выстроен в 1910 году архитектором Семеном Федоровичем Кулагиным для Ивана Константиновича Юрасовского.
 
И.К Юрасовский – известный московский врач-акушер. Принадлежал к  старинному русскому дворянскому роду, идущему от крупного польского магната Мартина Юрасовского, вдова которого, русская по происхождению, после смерти мужа в 1641 году вернулась с сыновьями в Россию. С тех пор потомки родоначальника династии числились в родословных книгах Тульской, Орловской и Московской губерний.
 
И.К. Юрасовский выкупил участок земли рядом с Арбатом для постройки на нем доходного дома. Совместно с архитектором Кулагиным он разработал проект постройки, выполняющей одновременно функции лечебного учреждения и многоквартирного дома. На первом и втором этажах здания были расположены женская лечебница и акушерские курсы, остальные этажи использовались для проживания семьи самого Юрасовского и нанимавших квартиры жильцов.
 
Здание является прекрасным симбиозом двух стилей: московского модерна и неоклассицизма. Такое сочетание С.Ф. Кулагин использовал и в построенном им двумя годами позже доходном доме С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой, с которым мы уже успели познакомиться в ходе нашей прогулки.  
 
Лечебница И.К. Юрасовского. Центральный аттик со слуховым окном и эркер.
 
Лечебница И.К. Юрасовского. Скульптурное обрамление входа.
 
Первое, чем привлекает к себе внимание здание бывшей юрасовской лечебницы, – традиционная для московского модерна керамическая плитка «кабанчик». В облицовке фасада использовано три ее оттенка: темный охристый, желто-бежевый и сине-зеленый. Такая цветовая палитра удачно подчеркивает структуру симметричного фасада. Сине-зеленой плиткой облицованы центральный ризалит и боковые эркеры, основная площадь стен покрыта желто-бежевой плиткой, а тонкая полоска темной охры использована для декорирования верхнего этажа, для визуального объединения его окон.
 
Второй характерный для модерна элемент – выразительно изогнутый карниз-козырек. Он зрительно выделяет выступающие столбцы граненых эркеров дома.
 
Не менее интересны верхние окна: слуховое, над центральным эркером, имеющее сложную форму, и полукруглые трехчастные над боковыми эркерами.
 
Парадный вход в здание имеет утяжеленное обрамление, как бы сливающееся воедино со скульптурной массой оконных наличников, единой для первого и полуподвального этажей. Такое оформление – тоже типичный модерновый прием.
 
Декор дома дополнен немногочисленными лепными композициями в духе неоклассицизма, изображающими лавровые венки и львиноголовых грифонов.
 
Лечебница И.К. Юрасовского. Балкон и полукруглое окно над боковым эркером.
 
Лечебница И.К. Юрасовского. Рельефная композиция с львиноголовыми грифонами.
 
Лечебница И.К. Юрасовского. Оформление центрального эркера.
 
Лечебница И.К. Юрасовского. Элементы лепного декора.
 
Доходный дом и лечебница доктора И.К. Юрасовского были известны на всю Москву. Жилые помещения выгодно отличались повышенным комфортом и удобством. А курс, пройденный в «Образцовом родовспомогательном учебном заведении» Юрасовского, являлся лучшей рекомендацией для повивальных бабок и акушерок. На каждый торжественный выпуск курсов приезжали члены городской думы и сам генерал-губернатор Москвы. Не обделяла их вниманием и великая княгиня Елизавета Федоровна, чьи ясли и приюты Юрасовский бесплатно консультировал.
 
Родильное отделение лечебницы И.К. Юрасовского имело отличную репутацию. Здесь рожала писательница Анастасия Ивановна Цветаева, сестра Марины Цветаевой, специально приехавшая из Александрова в Москву, где в юрасовской лечебнице для нее была забронирована комната. Здесь появилась на свет будущая писательница, искусствовед и историк Нина Михайловна Молева, родители которой жили в квартире в этом же доме. Роды принимал сам Иван Константинович. Он же подыскал для новорожденной няню.
 
Здание в Большом Николопесковском иногда фигурирует в документах как доходный дом и лечебница Н.В. Юрасовской. Это объясняется традициями оформления недвижимости на жен. Надежда Васильевна Юрасовская – супруга Ивана Константиновича, известная оперная певица, солистка Большого театра. В девичестве носила фамилию Салина, которую после замужества продолжала использовать в творческой деятельности.
 
Исторически так сложилось, что здание женской лечебницы Юрасовского впоследствии всегда так или иначе использовалось для нужд здравоохранения. Во время Великой Отечественной здесь располагался госпиталь, по окончании войны – родильный дом. В 1960-х в доме находилось отделение 15-ой городской больницы. В 1976 поликлиническое отделение преобразовали в городскую поликлинику №92. Здесь она расположена до сих пор, о чем свидетельствует висящая при входе табличка.
 
 
16) Трубниковский переулок, дом 4, строение 1 – Доходный дом И.С. Баскакова
 
Доходный дом И.С. Баскакова.
 
Доходный дом возведен по заказу состоятельного московского домовладельца Ивана Степановича Баскакова архитектором Ольгердом Густавовичем Пиотровичем в 1908-1909 годах.
 
О.Г. Пиотрович принадлежал к известной династии архитекторов Пиотровичей. Его старшие братья тоже были архитекторами и занимались проектированием и строительством в Москве. Однако он перещеголял их обоих, вместе взятых, по числу возведенных построек.  О.Г. Пиотрович стал самым востребованным и плодовитым зодчим,  занимавшимся доходными домами среднего класса. По его проектам построено более 100 жилых домов в Москве, большинство из которых, хотя и не являются памятниками, обладают серьезной исторической и архитектурной значимостью. Можно сказать, что дома, возведенные О.Г. Пиотровичем, во многом определили внешний облик столицы конца XIX – начала XX века.
 
Немало проектов архитектора было выполнено в стиле модерн. Один из примеров – перед нами. 
 
Доходный дом И.С. Баскакова. Фрагмент центральной части фасада: скульптурные кронштейны карниза и наличники окон верхнего этажа.
 
Доходный дом И.С. Баскакова. Оформление входа в здание роскошными картушами.
 
Оформление здания характерно для творческого почерка своего создателя, который очень любил  сочетание сплошной «венской» облицовки стен керамической плиткой «кабанчик» с оригинальным лепным декором – главным выразительным средством композиции.
 
Фасадная плоскость пластически почти не раскрепована. Лишь центральная часть дома отмечена ризалитом с небольшим выносом, и нижний этаж визуально отделен от остальных при помощи гладкой штукатурки стен и небольшого карниза. Оконные проемы ритмически однообразно прорезают  фасад.
 
Оригинальность зданию сообщают  рельефные лепные элементы.  В первую очередь обращает на себя внимание роскошный картуш над входом в здание, обрамленный ветвями цветущих растений. С двух сторон его держат полуобнаженные толстячки с пышными вьющимися шевелюрами. На пилястрах по бокам от входа – картуши поменьше, тоже с цветами, листвой и со свисающими с них цветочными гирляндами. Но это далеко не единственные впечатляющие детали декора. Самое интересное открывается взгляду, если поднять голову вверх. Под  карнизом над четвертым этажом можно увидеть скульптурные кронштейны-гермы, изображающие мужчин в необычных головных уборах. И там же, под карнизом, притаились филины, «усевшиеся» на оконные наличники.
 
Доходный дом И.С. Баскакова. Элементы скульптурного декора: кронштейн-герма и филин в замковом камне оконного наличника.
 
Доходный дом И.С. Баскакова. Элементы скульптурного декора: маскарон в замковом камне оконного наличника (слева) и кронштейн-герма (справа).
 
Доходный дом И.С. Баскакова. Лепной декор оконных наличников. 
 
Доходный дом И.С. Баскакова. Металлические элементы декора: козырек над входом (слева) и ворота в арке (справа).
 
На каждом из этажей окна имеют свой тип обрамлений, украшенных лепниной. На четвертом этаже это рельефно выявленные перемычки с филинами, сидящими на замковых камнях. На третьем – прямоугольные фронтоны, в тимпанах которых размещены композиции с улыбающимися маскаронами и цветущими ветвями. Маскароны то ли выглядывают из каких-то причудливых рамок, то ли укутались в капюшоны. На втором этаже окна увенчаны сандриками с пальметтами и завитками листьев. А наличники окон первого этажа украшены замковыми камнями с изображениями миниатюрных маскаронов  в фантастических коронах с раскидистыми листьями на макушках.
 
Присутствуют в оформлении здания и металлические декоративные элементы. Это ажурный козырек над входом и ворота, закрывающие арку. 
 
На стене дома при входе  помещена небольшая мемориальная табличка, свидетельствующая о том, что здесь в 1906 году жил писатель Иван Бунин. Речь, разумеется, о старом доме, предшественнике доходного дома И.С. Баскакова. В построенном же О.Г. Пиотровичем доме с 1910 по 1930 год проживал художник Константин Федорович Юон. Многие его работы посвящены Москве: «Вид на Москву с Воробьевых гор», «Лубянская площадь зимой», «Гулянье на Девичьем поле», «Кормление голубей на Красной площади» и др. К.Ф. Юон не случайно нанимал квартиру в одном из арбатских переулков, ведь на самом Арбате, в доме № 25 находилась организованная им  школа-студия, где он преподавал с 1900 по 1917 год.
 
В 2006 году здание бывшего доходного дома И.С. Баскакова реконструировали с сохранением исторического фасада и надстройкой еще одного этажа.
 
 
17) Кривоарбатский переулок, дом 9 – Доходный дом А.М. Желябужского
 
Доходный дом А.М. Желябужского. 
 
В XVIII-XIX веке на месте нынешних зданий № 9 и 11 в Кривоарбатском переулке располагалась обширная усадьба Вельяминовых с большим деревянным домом, стоявшим вдоль красной линии переулка. В метрических книгах храма Николая Чудотворца в Плотниках имеется запись о том, что в 1807 году в этом доме  жил со своей семьей вышедший в отставку майор С.Л. Пушкин, отец А.С. Пушкина. Возможно, именно здесь рождались первые стихи будущего великого поэта.
 
Спустя без малого сто лет, в 1906 году, на месте старого усадебного дома, овеянного духом семьи Пушкина, возводится новый – доходный. Современный, добротный и респектабельный.  Заказчиком его строительства был почетный потомственный дворянин, предводитель уездного дворянства Калужской губернии Александр Михайлович Желябужский.
 
Автором проекта здания был Николай Григорьевич Фалеев. А.М. Желябужский не случайно пригласил для выполнения проекта Н.Г. Фалеева: они были земляками, оба родились и какое-то время жили в Калуге, поддерживали знакомство. Интересно, что впоследствии сын А.М. Желябужского – Александр – жил в построенном отцом доме в Кривоарбатском переулке. В 1910 году Александр окончил Институт Гражданских Инженеров в Санкт-Петербурге, после выпуска был зачислен сверхштатным техником в Строительное отделение Московского Губернского Правления и часто выступал в качестве помощника Н.Г. Фалеева. 
 
Доходный дом А.М. Желябужского. Один из входов в здание, окна первого этажа, эркер.
 
Доходный дом А.М. Желябужского. Декор эркера.
 
Здание доходного дома А.М. Желябужского выполнено в характерной для эпохи модерна манере.  Его стиль близок рядовым постройкам французского Ар Нуво.
 
Фасад облицован двумя сортами керамической плитки «кабанчик»: коричнево-бежевым с легкой рыжиной и темно-зеленым. Стены первого этажа покрыты темно-зеленой  фактурной штукатуркой «под шубу», последнего – светлой и гладкой. Такая полихромность позволяет визуально расчленить фасад на несколько зон. Деление дополнительно подчеркнуто карнизами над первым, четвертым и пятым этажами. Лепные декоративные элементы окрашены в белый цвет, хорошо выделяющийся на фоне рыжеватого и зеленого оттенков стен. 
 
Доходный дом А.М. Желябужского. Рельефное панно с маскароном, цветами и листьями.
 
Доходный дом А.М. Желябужского. Обрамления окон.
 
Фасад здания симметричен. Из общей плоскости фасада выступают два эркера скругленной формы. По центру на крыше возвышается аттик с большим трехчастным овальным слуховым окном. По бокам от него, над эркерами, расположены небольшие пилоны с закрепленными между ними декоративными металлическими решетками.
 
Фасадная композиция дома содержит все наиболее узнаваемые детали стиля модерн – арочные оконные и дверные проемы с красивыми фигурными переплетами, ажурные решетки балконов, лепные тяги и панно с растительными орнаментами и женскими маскаронами, обрамления окон, объединяющие их в единые скульптурные группы. Особенно примечательны балконы, выполненные в характерной для французского Ар Нуво манере.  Их скругленные ограждения отлиты из строительного раствора и украшены металлическими решетками.
 
Изначально здание в плане представляло собой замкнутый по периметру четырехугольник с небольшим внутренним двором. Еще несколько лет назад на месте правого арочного большого окна на первом этаже была арка, ведущая во двор. Но сегодня внутренний двор застроен, а арка заложена. Вся тыльная часть здания вместе с двориком была перестроена и превращена в один из корпусов поликлиники № 1 Управления делами Президента РФ. 
 
 
18) Смоленская площадь, дом 1/4 - Доходный дом наследников Е.Е. Орлова
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. 
 
Большой доходный дом, выходящий фасадами на Смоленскую-Сенную площадь и Садовое Кольцо, возведен в 1906 году по проекту архитектора Владимира Владимировича Шервуда. Здание принадлежало наследникам Е.Е. Орлова.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Угловая часть здания, выходящая на Смоленскую-Сенную площадь.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Угловая часть дома, выходящая на перекресток 2-го Смоленского переулка и Садового кольца.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова.  Балкон.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Козырек над одним из подъездов, он же - консоль эркера.
 
Объемная композиция здания обусловлена его угловым расположением. Немалых размеров  постройка зажата между 2-ым Смоленским переулком  и Смоленской улицей. Наиболее вытянутый  фасад  расположился вдоль переулка,  следующий по длине – вдоль Садового, а самый короткий – плавно развернут  в сторону Бородинского моста вдоль Смоленской улицы. Все три фасада оформлены в едином стиле, оба угла дома визуально выделены, тем не менее, центром всей композиции дома является его скругленная угловая часть, смотрящая на Смоленскую-Сенную площадь. Ее силуэт усложнен монументальным криволинейным аттиком с полуциркульным трехчастным окном.  Контуры фасадов тоже имеют выраженные акценты в виде сильно выступающих прямоугольных аттиков. Ритмика фасадов задана вертикалями эркеров, встроенных в выступающие из общей плоскости ризалиты, и четко обозначенной горизонталью, составленной балконными галереями,  скульптурными фризами и панно и опоясывающей весь дом на уровне пятого этажа дома. Это очень сложная, тщательно продуманная и прорисованная композиция. Однако она была бы не столь  примечательной, если бы не уникальное скульптурное оформление здания.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Лепная композиция из виноградных лоз.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Элементы лепного декора: пара павлинов среди виноградных лоз и небольшие панно с ветвями винограда.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Элементы лепного декора: фриз с павлинами и обрамление окна.
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Лепное панно с сидящим на ветвях винограда павлином.
 
Все лепные рельефные элементы, украшающие дом, были изготовлены на заказ в фирме «Георг Поль» и не имеют аналогов в Москве. Окрашенные в темный цвет рельефные композиции изображают сплетения ветвей виноградных лоз, сгибающихся под тяжестью спелых плодов, и павлинов, сидящих на ветках и расхаживающих в их тени. К сожалению, часть декора утрачена. Не сохранились  лепные панно на балконах, скульптуры, возвышавшиеся на выступах аттиков, и другие детали. Но даже то, что сохранилось до нашего времени, позволяет оценить оригинальность и художественную выразительность декоративного убранства здания, вид которого навевает воспоминания о пышном и обильном декоре южноевропейских   –  испанских и португальских – построек. 
 
Доходный дом наследников Е.Е. Орлова. Фотография 1907-1916 годов. Видны утраченные ныне декоративные детали фасадов.
 
В.В. Шервуд, построивший этот доходный дом уже на этапе спада популярности стиля модерн, смог продемонстрировать его совершенно новые художественные и пластические возможности. Он умело сочетал тяжеловесность форм и монументальность объемов с неординарным, импрессионистическим декором.