На острие полумесяца. Московские мечети — 1

Картина "В золотых лучах заката". Художник И. В. Разживин. 
 
Москву часто называют златоглавой: за обилие в ней украшенных золотом православных храмов. Тут и там среди пестрой столичной застройки сияют на солнце их золоченые главки. Однако не они единственные украшают Москву. Есть в городе и другие, не менее интересные и красивые культовые постройки — мусульманские мечети. Их не так много, как церквей, — всего шесть, — однако внимания они заслуживают не меньшего. Для столицы эти восточные красавицы — экзотика, привносящая яркие краски и причудливые линии в общий орнаментальный узор культурной самобытности России. И тема нашей сегодняшней виртуальной экскурсии по Москве посвящена первым двум столичным мечетям — Исторической и Соборной, — история которых была самой длинной и насыщенной событиями.
 
 

Историческая мечеть в Татарской слободе Замоскворечья

 
Историческая мечеть на Большой Татарской улице в Москве. Современная фотография. 
 
Влияние Золотой Орды на историю Руси сложно переоценить. Монгольское владычество оставило свой отпечаток и на культуре, и на облике русских городов. Мечети в них строились и функционировали на протяжении веков. Ведь официальной религией Золотой Орды, в состав которой входило в то время Русское государство, был ислам. Немало татар проживало в русских поселениях. Магометанство и присутствие ордынцев сказалось и на внешнем виде Москвы. Это отражают средневековые гравюры: на некоторых из них на фоне московских православных храмов виднеются мечети с полумесяцами. Старейшая из сохранившихся московских мечетей расположена в районе Замоскворечья, на территории бывшей Татарской слободы. 

Татарская слобода в Заречье

Первые татарские поселения появились к югу от Кремля, вдоль древней дороги на Орду, тянувшейся от кремлевских стен в Серпухов, Тулу, по реке Дон в столицу Золотой Орды Сарай. Сегодня на этой территории находятся современные улицы Пятницкая, Татарская и Большая Ордынка. За Москва-рекой, в Заречье, селились все те, чья жизнь так или иначе была связана с Ордой. Небольшие поселения находились здесь уже в XIV веке, о чем известно из завещания князя Дмитрия Донского. Именно посадская застройка появилась в этих местах позднее — в XV веке. В Заречье существовало несколько слобод, среди которых были монастырские и дворцовые, казачьи и стрелецкие (эти отвечали за безопасность от набегов с юга ордынцев и крымских татар), а также иноземные. К последним, выделенным для выходцев из других государств, относились Татарская, Толмацкая слободы и Ордынская сотня (черная слобода). Даже после освобождения Руси от матаро-монгольского ига и распада Золотой Орды многие «бессермены» — выходцы из татарских ханств, персы, бухарцы — продолжали жить в своих слободах. 
 
Татарская, Толмацкая слободы и Ордынская сотня на карте-реконструкции "Москва во второй половине XVII века в пределах Земляного города", составленной С. Ю. Шокаревым.
 
Наиболее обширной, судя по всему, была Татарская слобода. Первые документальные воспоминания о ней приходятся на 1619 год. Но вероятнее всего, она сформировалась еще раньше — до Смутного времени. На всем протяжении слободской истории бессермены жили по своим традициям и укладу. И даже после падения ига изо всех сил стремились сохранить культурную самобытность, в том числе веру. Впрочем, до второй половины XVII века обращение в христианство оставшихся на Руси татар и прочих иноземцев и не было частью политической линии страны: инородцам предоставлялась возможность сохранения ислама даже при переходе на службу к русскому царю. 

Мечеть в Татарской слободе

Впервые о мечети в Татарской слободе в письменных источниках упоминается в 1712 году. Хотя с большой долей вероятности можно предположить, что мусульманские культовые постройки были в слободе задолго до этого. Неспроста ведь летописные миниатюры, посвященные событиям еще XV века, изображают в Москве минареты. Повторно та же, отстроенная еще в дереве, слободская мечеть фигурирует в Переписи 1744 года.
 
Минарет — в исламской архитектуре башня, с которой муэдзин созывает верующих к молитве. Минарет — главный внешний признак мечети, знак принадлежности к исламу культового здания, архитектурного ансамбля.
  
Летописная миниатюра 1565-1576 годов, посвященная нашествию Едигея на Москву в 1408 (1409) году. На заднем плане видны полумесяцы на шпилях.
 
Поворотными в судьбе мечети стали 1770-е годы, когда в Москве разразилась эпидемия чумы. Большая часть прихожан погибла от инфекции, в том числе владелец двора, в котором стоял дом Аллаха, — князь Сулмамит-мурза Сименей, служивший переводчиком при Коллегии иностранных дел. Наследник князя продал земельный участок. По одной версии, новый владелец — купец Щукин — снес изрядно уже обветшавшее к тому времени культовое строение, по другой — оно сгорело в московском пожаре 1812 года.
 
Так или иначе, замоскворецкие мусульмане надолго остались без собственного молельного дома. Еще с 1805 года они пытались добиться санкции властей на возведение каменной мечети взамен деревянной. Однако их просьбы оставались без ответа, и после разрушения деревянной мечети молитвенные собрания проходили в домах местного купечества. Разрешение на строительство каменной мечети московский генерал-губернатор князь Дмитрий Голицын дал только в 1823 году. Тогда купец первой гильдии Назарбай Хошалов выкупил под постройку новой мечети владение на Большой Татарской улице (нынешний дом №28, где мечеть находится и по сей день), а позднее передал его в дар местной общине. 
 
 
План молитвенного дома, построенного на Татарской улице в 1823 году.
 
Разрешение на возведение культового сооружения исламское общество бывшей Татарской слободы получило с одним очень важным условием: молельный дом не должен был отличаться от других окрестных строений. Так и вышло: каменное одноэтажное здание больше напоминало типичный московский особняк и мало чем выделалось среди окружающих домов.

Сначала — Соборная, затем — Историческая

К 1880-м годам прихожанам перестало хватать места в небольшом молельном доме. В 1882 году с разрешения генерал-губернатора Москвы и по проекту архитектора Д. И. Певницкого осуществили перестройку здания в ориентальном стиле. Особняк расширили, и над пристройками появились минареты с куполами.
 
Вместимость помещений увеличилась с 300 до 1500 человек. Мечеть приобрела канонический вид и стала соборной. Главным мусульманским храмом города она служила до начала XX века. Наименование «Историческая» получила в 1904 году, после того как статус соборной перешел к новой большой мечети, выстроенной в Выползовом переулке Мещанской слободы, по соседству с которой размещалась еще одна крупная татарская диаспора, изначально составленная из малоимущих переселенцев, которым не нашлось места в Замоскворечье. 
 
План перестройки молитвенного дома, архитектор Д. И. Певницкий. 1882 год.  
 
Еще при старом молельном доме на Большой Татарской существовало медресе, оно располагалось в соседнем здании на том же участке.
 
Медресе — мусульманское религиозно-просветительское и учебное заведение. Выполняет функцию средней общеобразовательной школы и мусульманской духовной семинарии.
 
Постепенный рост мусульманской общины потребовал очередного расширения. В 1915 году медресе обновили, выстроив большее по размеру каменное здание. Однако после революции 1917 года медресе при Исторической мечети закрылось, а в 1920 году власти определили здание под детский дом.
 
Татарская мечеть в Замоскворечье. Фотография 1883 года. Из альбома Н. А. Найденова "Москва. Виды некоторых городских местностей, храмов, примечательных зданий и других сооружений".
 
Это было только началом тяжелого периода для мечети. Богоборческие советские годы и для мусульман стали испытанием. В апреле 1936 года действующего имама мечети Абдуллу Шамсутдинова вместе с женой арестовали, обвинив в антисоветской деятельности. Его обвинили в измене Родине и в 1937 году расстреляли. В застенках НКВД погибла и его жена Магиря. Спустя два года после этих событий мечеть закрылась.
 
В 1956 году А. Х. Шамсутдинов был реабилитирован посмертно. Но здание мечети, уже давно отданное сначала военкомату и ДОССАФ, а после типографии, вернулось верующим только в 1990-е.

Наверстать упущенное

Община получила молельный дом в плачевном состоянии. Годы демонстративно пренебрежительного отношения к культовому сооружению, начиная со снесенных пристроек и заканчивая уничтоженными минаретами, дали о себе знать. Требовалась реконструкция. Средства на нее в 1992 году выделило посольство Королевства Саудовской Аравии в Москве. Год спустя мечеть снова открыла свои двери для верующих.
 
Бывший молельный дом на Большой Татарской. На переднем плане — полуразрушенный минарет. Фотография 1979 года.
 
Исторически так сложилось, что Татарская слобода в Замоскворечье стала местом притяжения мусульман. Вплоть до закрытия в 1938 году прихожанами местной мечети в подавляющем большинстве были татары. Для обывателей почти всегда слово «мусульманин» было тождественно слову «татарин». После возобновления богослужений в 1993 году умма обновленного молельного дома на Большой Татарской значительно расширила свой этнический профиль. Сегодня татар среди прихожан меньше половины. Среди молящихся можно встретить представителей Средней Азии, многочисленных республик Кавказа. Это связано с расширением миграционного потока мусульман постсоветского пространства, начавшимся с 1990-х.
 
Умма — религиозная община, сообщество мусульман.
 
Новое время и новые люди принесли с собой изменения в традиционный уклад. Например, сегодня в Исторической мечети нередко проходят зикры, — очень своеобразные, похожие на танец коллективные поминания Аллаха, — которые практикуются преимущественно чеченцами, ингушами, дагестанцами и совсем не свойственны татарским религиозным традициям. В эту новую практику с интересом вливаются и те, кто ранее с ней не был знаком.
 
Несмотря на эти изменения татарский дух в Исторической мечети все еще очень силен. В медресе учат по-русски и по-татарски, имамы — татары, проповеди нередко читаются на татарском языке. Это своего рода дань уважения татарскому этносу, благодаря которому здесь когда-то была образована первая мусульманская община, построена мечеть, сохранены и перенесены через все многолетние трудности и гонения исламские ценности. Это своеобразная генетическая память бывшей Татарской слободы в Замоскворечье.  
 

Московская соборная мечеть — самая гостеприимная в столице

 
Московская соборная мечеть на Проспекте Мира. 
 
Самая роскошная, крупная и узнаваемая в столице мечеть — Московская соборная. Ее нарядное, высокое и видное здание приковывает внимание прохожих, даже далеких в своих интересах от религии. Эта изящная восточная красавица в бюрюзово-белом одеянии появилась в Мещанском районе относительно недавно — в 2015 году. Однако само место смело можно назвать намоленным. Ведь мечеть в Выползовом переулке существовала с начала XX века, а мусульманская община в этой части города сформировалась еще раньше — во второй половине XIX века. 

Новые московские татары

Реформы, проведенные государством в 1860-х годах, вовлекли серьезные перемены в социально-политической жизни страны. В Москве серьезно поменялась этническая и социальная структура населения. В частности, это выразилось в приливе новых татар-мигрантов. В XVIII — первой половине XIX века переезжавшие в Москву татары являлись в основном представителями зажиточного купечества Нижегородской, Симбирской, Рязанской губерний. Яркими представителями этой прослойки были купцы и промышленники Бахрушины, Ерзины, Урусовы. Во второй половине XIX века основу миграционного потока татар, направленного в Москву, составляли безземельные и малоземельные крестьяне, преимущественно из Нижегородской губернии. Эти небогатые приезжие татары, в отличие от своих более ранних предшественников, выбирали для проживания не густо заселенное Замоскворечье, а более отдаленные от центра и менее дорогие районы — в Мясницкой, Сретенской и Тверской части. В результате уже в начале 1870-х годов эти территории опередили Замоскворечье по концентрации татарского населения. 
 
Нивелирный план Москвы 1888 года. Отмеченные области: 1 — предполагаемое место расположения второго мусульманского прихода (в одном из домов на Цветном бульваре, напротив цирка); 2 — место, где впоследствии была выстроена вторая московская мечеть. 
 
Новые московские татары занимали более низкие социальные позиции по сравнению со своими более состоятельными соплеменниками старинного замоскворецкого прихода. За редким исключением домовладельцев среди них почти не было, и бытность их протекала в частных наемных домах. В одном из них (вероятно, в доме № 18 по Цветному бульвару, принадлежавшем касимовскому купцу Хусаину Байбекову) и возник второй в городе мусульманский приход, на ту пору еще неофициальный. Единственная существовавшая городская мечеть, которую мы сегодня знаем как Историческую, располагалась далеко в Замоскворечье и не могла вместить всех верующих, желавших попасть на молитву, поэтому члены новой татарской общины вынуждены были собираться на дому. Имамом этого прихода стал Беретдин Алимов.

Перипетии создания второй мечети

С момента начала своей деятельности второй мусульманский приход искал возможности для возведения второго молельного дома в Москве. Так, в 1894 году, после вступления на престол Николая II, имам Алимов и группа поддерживавших его купцов подали московским властям прошение с просьбой разрешить открытие новой мечети, обосновав такую необходимость малой вместимостью замоскворецкого молельного дома. При этом понимая, что в открытой просьбе построить вторую в городе мечеть им было бы непременно отказано, в обращении они использовали формулировку об открытии за свой счет «постоянной молельной в частном доме» в Сретенском, Мясницком или Тверском округе. Ранее власти уже соглашались на открытие временных моленных в дни праздников Рамадан-Байрам и Курбан-Байрам, и мусульмане решились просить о постоянной моленной. Однако на их просьбу ответили отказом, пояснив, что в центре города постоянная моленная нежелательна. Впрочем, отказ был сопровожден примечанием обер-полицмейстера, что он видит более удобным местом для постоянной моленной отдаленные от центра северные стороны Сущевской и Мещанской частей. Только спустя 10 лет бесконечных переговоров, переписок и продирания через бюрократические дебри вторая мечеть была все же построена.
 
В 1902 году мещанин Сабирзян Бакиров и купец Хабибулла Акбулатов приобрели  земельный участок в Выползовом переулке Мещанской слободы. Попечителем домовладения был определен Хусаин Байбеков, являвшийся ключевой фигурой мусульманской общины Москвы. В ноябре того же года владельцы участка обратились к Оренбургскому магометанскому духовному собранию (ОМДС) с ходатайством принять купленную ими землю «для постройки в Москве второй магометанской мечети». Почти сразу, в декабре, они также направили московскому обер-полицмейстеру ходатайство о передаче владения со всеми его постройками ОМДС. В 1903 году власти ходатайство удовлетворили, поскольку причин протестовать против реализации права частной собственности не было. А в январе 1903 года ОМДС запросило в Министерстве внутренних дел разрешение о строительстве в Москве новой мечети. И тут дело застопорилось: министр отослал запрос московскому генерал-губернатору, тот поручил разобраться обер-полицмейстеру, а также испросил мнения митрополита Московского. Чиновники медлили и не давали ответа. 
 
Видимо, мусульманские активисты отчаялись получить одобрение властей, тем более что чуть ранее отказ был получен и на менее существенное по сути прошение об устройстве временной моленной на период Рамадана. Решено было пойти другим путем.
 
Летом 1903 года Байбеков с согласия Бакирова и Акбулатова направил прошение в Московскую городскую управу, в котором просил разрешить снести на находящемся у него на попечении участке в Выползовом переулке ряд построек и на их месте возвести «каменное трехэтажное жилое строение... и деревянное жилое строение...». Ни о какой мечети или молельной комнате прошение не упоминало, приложенные к нему чертежи также не являлись планами моленного дома. Очевидно, активисты решили сами построить частный, якобы жилой дом, чтобы разместить в нем постоянную моленную, против чего, как им давали понять ранее, власти не стали бы возражать. Управа утвердила прошение на постройку жилых домов. Однако возводить их не пришлось.

В два этажа, в византийском стиле

В конце августа 1903 года генерал-губернатор получил от митрополита положительное заключение о возможности строительства новой мечети. Тот не усматривал препятствий к этому в связи с тем, что место постройки удалено от городского центра и рядом нет никакого православного храма. Генерал-губернатор одобрил стройку. В сентябре согласием ответило и Министерство внутренних дел. Теперь владение в Выползовом переулке официально перешло ОМДС и мусульманская община приступила к реализации строительства нового дома Аллаха.
 
План второй московской мечети. Архитектор Н. А. Жуков. 
 
Архитектор Николай Жуков подготовил проект культового строения. Дело было за «малым» — найти деньги на постройку. Все затраты взял на себя московский миллионер и меценат — купец Салих Ерзин. В мае 1904 года Московское магометанское общество подало прошение об открытии молитвенного дома для мусульман, и уже в июне архитектурный проект был утвержден губернским строительным начальством. В августе началось строительство большой мечети «в два этажа, в византийском стиле, вместимостью на 3000 человек». Ее возвели в рекордные сроки: сложившиеся вокруг этой ситуации обстоятельства и, возможно, предчувствия грядущих политических потрясений, подталкивали к тому, чтобы решить дело как можно быстрее. Уже в октябре каменная мечеть была завершена. И хотя отделочные работы в ней продолжались до 1905 года, первое богослужение было проведено 18 ноября 1904 года. Вскоре вместительная вторая московская мечеть обрела статус Соборной и получила соответствующее наименование. Московичи также называли ее Мещанской мечетью, по названию части города, где она расположилась. А уступившую ей пальму первенства старую мечеть в Замоскворечье переименовали в  «Историческую».
 
Вторая московская мечеть. Фотография начала XX века.
 
В 1912–1913 годах община новой Соборной мечети просила разрешения властей построить во дворе мусульманского храма двухэтажное деревянное строение «для сдачи под квартиры».  В действительности же в новом здании, помимо жилых помещений, начало работу медресе. Так религиозная община, памятуя о трудностях во взаимодействии с чиновниками, прибегала к уловкам в легализации своих начинаний. После революции 1917 года медресе преобразовалось в светскую татарскую школу.
 
Невероятно, но факт: несмотря на все репрессии большевистской власти по отношению к религии, мечеть продолжала свою работу в советский период. А после закрытия в 1936 году мусульманского храма на Большой Татарской и вовсе стала единственной мечетью, функционирующей на территории Центральной России. Только в канун Олимпиады 1980 года над ней нависла угроза сноса: рядом возводился спорткомплекс «Олимпийский». Но мусульманский храм отстояли московские исламские авторитеты и послы арабских стран. 

Восточная сказка в белом граните 

Спустя сто лет после основания мечети община решила полностью перестроить ее уже изрядно обветшавшее к тому моменту здание, и в 2005 году Духовное управление мусульман Российской Федерации начало крупномасштабную реконструкцию. Однако в процессе ее пришли к выводу, что старое здание не подлежит восстановлению и его лучше снести, чтоб возвести совершенно новое. Тем не менее из уважения к наследию предков стены старой мечети разобрали и сложили заново, встроив прежний храм внутрь современного. Так прошлое стало частью настоящего — во всех смыслах. 
 
Московская собрная мечеть до реконструкции, историческое здание. Фотография 2007 года.
 
Обновленная соборная мечеть открылась в 2015 году. Площадь ее составляет 18900 квадратных метров (для сравнения, площадь старого здания — всего 964 квадратных метра), а молиться одновременно в ней могут сразу 10 тысяч человек. Мечеть выполнена в неовизантийской стилистике, сочетает в себе мотивы традиционной московской и татарской архитектуры, что отражает многовековое родство русских народов.
  
Вид на Соборную мечеть со стороны улицы Дурова.
 
Два высоких минарета напоминают одновременно и башни московского Кремля, и знаменитую башню Сююмбике в Казанском кремле. А покрытые сусальным золотом, сверкающие на солнце купола роднят мечеть с традиционными для Москвы православными храмами и органично вписывают ее в пространство Златоглавой. Кстати, на позолоту куполов и минаретных шатров ушло 12 килограммов сусального золота! Третий — малый — минарет, увенчанный шлемовидной главкой с полумесяцем, располагается над восстановленной исторической частью мечети. Полумесяц на нем когда-то украшал минарет старого моленного дома. Огромный величественный купол над центральной частью здания характерен для традиционной исламской архитектуры и делает московскую мечеть похожей на стамбульские или арабские культовые постройки. 
 
Архитектурные детали. Купола.
 
Основной цвет стен — белый с сероватым оттенком. Они облицованы канадским гранитом, который специально выбрали для отделки за его особенный, редкий цвет (это самый белый гранит в природе) и устойчивость к низким температурам и влаге. Крыши, некоторые купола и ажурные решетки на окнах выкрашены в ярко-бирюзовый цвет. Он напоминает о старой мечети, стены которой тоже были голубовато-зелеными. В целом же бело-бирюзовая цветовая гамма очень характерна для исламских построек.
 
Архитектурные детали. Большой и малый минареты.
 
Новая соборная мечеть обладает невероятной красотой, неповторимым стилем,  в полной мере отражающим многогранное культурное и богатое историческое наследие многонациональной России. При всей ее компилятивности, современности она очень гармонична, естественна и традиционна. Она стала одной из драгоценных жемчужин в ожерелье архитектурных шедевров Москвы. 

Прежние традиции в новой жизни

Соборная мечеть в Выползовом переулке, как и молельный дом в Замоскворечье, создавалась, сохранялась и преображалась силами московской татарской диаспоры. Почти на всем протяжении история этих двух мусульманских обителей являет собой символ непоколебимой веры, братства и единства татар, попавших в Москву из разных регионов и даже стран. Две самые старые мечети в столице существуют благодаря совместным трудам и усилиям татар разных поколений, социальных групп и происхождения.
 
Как и в замоскворецкой мечети, в соборной, несмотря на современную многонациональность паствы, все еще сильны именно татарские традиции: часть проповеди читается на татарском языке, костяк духовенства образуют татары. Это логичное следствие предшествующих исторических событий, ведь именно татары многие столетия отвечали за сохранение и передачу религиозно-духовных ценностей внутри московской мусульманской общины. И хотя сегодня татары составляют лишь малую часть прихожан соборной мечети, бережным отношением к формировавшимся веками традициям они пытаются сохранить не только общее для них и всех их единоверцев исламское наследие, но и собственную национальную самобытность. Своеобразным каноном среди татар, особенно старшего поколения, стала и верность двум первым московским мечетям, в которые они все так же предпочитают ходить, несмотря на появление в столице других мечетей и то, что их любимые храмы давно уже утратили прежний статус «татарского дома».
  
Праздник Курбан-Байрам в Московской соборной мечети.
 
При всей своей традиционности Московская соборная мечеть, пожалуй, самая гостеприимная. Она отличается полиэтничностью: в ней на молитвы и праздники собираются представители самых разных наций, социальных и культурных слоев общества. Здесь нет четкого разделения на «старых» и «новых» прихожан, какой-либо выраженной иерархии между ними. Она в полной мере отражает урбанизированный и пестрый характер мегаполиса, в котором находится. В отличие от других столичных мечетей, здесь даже активно развит туризм! В здании расположен Музей ислама, и на экскурсиях по его обширной экспозиции и самой мечети рады видеть каждого, кем бы он ни был: мусульманином, христианином, буддистом или атеистом. Двери Московской соборной мечети радушно открыты для всех!
 
 
Это был рассказ о первых двух московских мечетях, появившихся в столице в XVIII и начале XX века. О тех, что построены в современный период, читайте в продолжении — «На острие полумесяца. Московские мечети — 2».