На острие полумесяца. Московские мечети — 2

 
Продолжаем тему столичных мечетей — экзотических красавиц, волею высшего проведения и стараниями верующих оказавшихся на московской земле. В предыдущей статье «На острие полумесяца. Московские мечети — 1» мы рассказывали об Исторической и Соборной мечетях, которые были построены в нашем городе первыми. Теперь же поговорим о тех мечетях, что были возведены уже в более современный период времени. Они еще относительно молоды по историческим меркам, но судьба их от этого не менее интересна. А уж в красоте и уникальности внешнего обличия сомневаться и вовсе не приходится, ведь каждая их них привлекательна по-своему и отличается неповторимыми архитектурными и стилистическими чертами. 
 
 

Мемориальная мечеть на Поклонной горе

 
Мемориальная мечеть на Поклонной горе. Фронтальный вид. 
 
Мемориальная мечеть на Поклонной горе стала третьей по счету из открывшихся в Москве публичных мусульманских обителей. Она была заложена в 1995 году в память о воинах-мусульманах, отдавших свои жизни в защите Родины во время Великой Отечественной войны. Строительство велось в течение двух лет, в 1997 году состоялось торжественное открытие. Сегодня мечеть на Минской улице — одна из самых посещаемых в столице.
 
Здание этого моленного дома современно, оригинально по своей конструкции и удачно совмещает традиционные исламские архитектурные приемы и формы разных регионов. Оно как бы является отражением многонационального наследия России и характера современного мегаполиса, в котором находится. При этом не теряет собственной индивидуальности и обладает внутренним стержнем. 

В память павших воинов

Решение о строительстве в Парке Победы мемориальной мечети было принято Правительством Москвы и Министерством культуры РФ в 1992 году. Она должна была войти в число храмов традиционных для России религиозных конфессий, воздвигнутых на Поклонной горе. И олицетворять собой память о ратных подвигах в Великой Отечественной войне красноармейцев-мусульман из разных регионов СССР: Башкирии, Татарии, Крыма, Кавказа, Урала, Сибири, Казахстана, Средней Азии...
 
11 марта 1995 года на месте постройки будущей мечети был заложен первый камень и принесен в жертву барашек. Однако более года строительство не начиналось из-за отсутствия финансирования. Более того, у проекта нашлись противники: против возведения мечети возражали депутаты Московской областной думы, направлявшие соответствующие обращения в Администрацию Президента, Правительство России и Государственную думу. Проект отстояли при содействии мэра Москвы Ю. М. Лужкова. Финансовую же помощь взяли на себя правительства Москвы, Адыгеи, Башкортостана, Татарстана и Казахстана. Также одним из спонсоров проектного этапа выступил российский меценат Ф. А. Гильманов. 
 
Вид с Поклонной улицы.
 
Культовое сооружение было построено в рекордные сроки, за 8 месяцев, и открыто к 850-летнему юбилею города Москвы. Строительство велось под руководством талантливого архитектора И. И. Тажиева, обладающего богатым опытом возведения исламских построек. Церемония открытия прошла 6 сентября 1997 года в присутствии исламского духовенства и почетных гостей из разных стран.
  
Сегодня мало кто знает, что первоначальное название проекта — «Мечеть шахидов». Шахид — слово, пришедшее из ислама. В мусульманской традиции оно означает верующего, принявшего мученическую смерть при защите своей веры, чести, родины, семьи. С точки зрения традиционного ислама, советские воины-мусульмане, отдавшие жизнь за свою отчизну в годы ВОВ, и есть настоящие шахиды. Однако за последние несколько десятилетий слово «шахид», которым нередко оперировали при обосновании своей идеологии различные радикальные исламские организации, было значительно дискредитировано и приобрело устойчивую негативную окраску, вплоть до полного изменения смысла. В связи с этим изначальное название мечети на Поклонной горе ушло из обихода.
 
Расположенная у подножия Поклонной горы, немного в отдалении от основной массы внушительного военно-мемориального ансамбля Парка Победы, бывшая «Мечеть шахидов» обрела в этом зеленом и спокойном уголке свое подлинное очарование обители веры, добра и мира. Она никак не претендует на громкую воинскую славу, не конкурирует с другими постройками и сооружениями парка. В то же время она не потеряна из поля зрения. Скорее, наоборот: на Минской улице ее благородный краснокирпичный колорит, строгие пропорции и заостренный силуэт создают важный и интересный акцент. Невозможно проехать мимо и не обратить на нее внимания. 

Восьмиконечная звезда

Архитектура Мемориальной мечети сочетает в себе элементы разных исламских стилей и региональных архитектурных особенностей. В ней гармонично соединены приемы арабского и персидского исламского зодчества, формы купольных и айванных типов мечетей, характерные почерки разных мусульманских школ — татарской, среднеазиатской, ближневосточной, кавказской. Благодаря этой компиляции стилей и приемов, здание выглядит конструктивно оригинальным, изящным и легким композиционно. В этом проявился талант и опыт архитектора — Ильяса Тажиева, мастера российской исламской архитектуры. 
  
Вид с высоты птичьего полета.
 
Храм имеет оригинальное планировочное решение: в его основе лежит восьмиугольная звезда. Основной объем сооружения перекрыт крупным куполом, окруженным семью малыми полукуполами и стремящимся ввысь минаретом. Единое подкупольное пространство — характерная черта турецких мечетей. Однако архитектор отошел от простого копирования и придал каждому элементу индивидуальные черты. Например, центральный купол сделал в форме необычного ребристого конуса из кованой меди, а малые полукупола — в виде четырехскатных шатров. Главный купол увенчан позолоченным шаром с полумесяцем, на верхушках малых куполов также размещены золоченые шары. С юго-восточной стороны высится шестигранный минарет, нижний ярус которого перекрыт перекликающейся с центральным куполом ребристой крышей, а завершение выполнено в виде шестискатного шатра с полумесяцем на верхушке. На высоте 50 метров над землей минарет опоясан круговым балконом, с которого муэдзины традиционно призывают верующих на молитву. Главный фасад мечети украшен выдвинутым вперед монументальным пештаком. Подобные парадные порталы — визитная карточка исламских построек в Средней и Центральной Азии. Пештак и арки внутри него обрамлены белым камнем с вырезанными на нем арабскими надписями и растительными орнаментами. Сочетание красного и белого цветов в отделке фасадов делают облик мечети привлекательным и интересным.
 
Купола и минарет.
 
Выразительная и динамичная ассиметрия общей композиции, игра граней, формирующих объемы здания, система пандусов и лестниц, ведущих к мечети, и ее внушительный входной портал создают впечатление притягательности и открытости для людей. Двери здесь открыты для каждого, кто пришел с миром и верой.  

Юная невеста в белоснежном наряде

В интерьере мечети ключевая роль отведена резному ганчу. Традиция резьбы по ганчу (алебастру) зародилась в Средней Азии (на территории современных Таджикистана и Узбекистана) в начале нашей эры. Узоры, вырезанные на ганче, — уникальный и древнейший вид декоративно-прикладного искусства. Ганч нередко применяется в дизайне помещений жилых, административных и культовых сооружений среднеазиатского и других регионов. И именно ему было отдано предпочтение при украшении внутреннего пространства Мемориальной мечети. 
 
Внутреннее убранство.  
 
Молитвенный зал, своды, колонны, потолки, галереи, балконы — все это обильно декорировано белоснежной орнаментальной резьбой. Ее изумительные цветочные узоры и праздничный белый цвет делают мечеть похожей на юную невесту, замершую на миг перед зеркалом и любующуюся своей красотой и нарядом. Авторами всего этого великолепия являются художник и ганчкор Гоча Георгиевич Шишиашвили и команда мастеров-резчиков из Таджикистана. Они проделали весь объем работ по декорированию в рекордный срок — за 8 месяцев! Даже накануне церемонии открытия мечети внутри нее еще стояли леса, а мастера трудились не покладая рук. Ночами руководитель проекта рисовал эскизы орнаментов, а днем под его контролем резчики воплощали их в жизнь. Закончить резной декор удалось буквально за несколько часов до открытия, это был настоящий подвиг.
     
Наряжая свою мечеть-«невесту», Шошиашвили отдал предпочтение кипенно белому — цвету снега и облаков. Она вся укутана этим белоснежным кружевом. Единственный цвет, для которого художник сделал исключение, — нежно-голубой. Он кое-где пробивается сквозь белизну цветочных мотивов. В своем белоснежном убранстве мечеть выглядит нарядной, торжественной, одухотворенной. Внутри нее царит атмосфера чистоты и праведности.

Жизненный уклад мечети

С момента открытия мечети в 1997 году и по сей день паства ее отличается большим этническим разнообразием. Молиться и слушать проповеди сюда приходят татары, чеченцы, ингуши, аварцы, даргинцы, азербайджанцы, таджики, узбеки, киргизы, казахи… Есть прихожане родом из России, республик Средней Азии и других стран. Солидарность по вере стоит выше национальной или земляческой общности.
 
Прихожане приходят в мечеть на ежедневные пятикратные и пятничный намазы, приезжают отмечать важные мусульманские праздники, проводить обряды имянаречения и никяха (бракосочетания), разговляться на общем ифтаре во время поста в священный месяц Рамадан, дети посещают воскресную школу при местном медресе. Для желающих организуют экскурсии по запросу. Здесь просто готовы выслушать любого, кому необходима помощь, поддержка и ответы на волнующие вопросы. Бессменный имам — Шамиль Аляутдинов — читает пятничные проповеди на русском и арабском языках, разбирает актуальные темы из современной жизни мусульман. При его же содействии обновляется и поддерживается сайт мечети — один из самых информативных исламских порталов в Рунете.  
 

Ярдям и Инам

 
Мечети "Ярдям" и "Инам" в культурно-религиозном комплексе "Малый Иерусалим" в Москве . 
 
В Отрадном по берегам реки Лихоборки раскинулся Духовно-просветительский комплекс российских традиционных религий — «Новый Иерусалим», или «Малый Иерусалим». Он стал символом взаимного уважения крупнейших религиозных конфессий, представленных на территории России. На левом берегу реки расположены православные и мусульманские сооружения, на правом — синагога и строящийся буддистский храмовый ансамбль. Инициаторами и спонсорами благой идеи поиска новых путей к взаимопониманию и примирению разных религиозных направлений стали благотворительный фонд духовного развития татарского народа «Хиляль» и его глава Р. Ж. Баязитов.
 
В число культовых сооружений «Нового Иерусалима» в Отрадном входят две мусульманские мечети: суннитская «Ярдям» и шиитская «Инам». Первая появилась здесь в 1997 году, вторая чуть позже — в 1999. Хотя два эти храма относятся к разным ветвям ислама, у них много общего. Они даже построены под одной крышей, что еще более символично, чем их соседство с другими храмовыми постройками московского «Малого Иерусалима». 

Дело о наследнике, или Как возникли два течения ислама

Читая о двух ветвях ислама — суннизме и шиизме, — чаще всего находишь информацию об их многовековом противостоянии и единичных попытках примирения. Построенные под одной крышей «Ярдям» и «Инам» словно подтверждают: различия между суннитами и шиитами лежат отнюдь не в области веры и культа. Но откуда пошла линия раздела?
 
В 632 году пророк Мухаммед умер, не оставив сыновей: к моменту его кончины у него оставалась только одна дочь Фатима, все остальные дети умерли. И естественно, встал вопрос о том, кто будет наследником Пророка и возглавит мусульманскую общину — умму. Большая часть членов уммы склонилась к тому, что вопрос о наследнике должен решать Совет старейшин. Совет постановил: следующим халифом должен стать тесть Мухаммеда Абу Бакр. С этим не согласилась меньшая часть членов уммы: они выступали за передачу власти прямым потомкам. Таковым признали двоюродного брата Пророка Али ибн Абу-Талиба (он же был мужем Фатимы). Сторонники этой позиции стали именоваться «shia’t ‘Ali» —«последователи Али», позже это название сократилось до «шииты». Те, кто поддерживал Абу Бакра, стали именоваться «суннитами», то есть руководствующиеся Сунной — священным преданием о жизни Пророка.
 
Халиф — это наместник Мухаммеда, высший титул у мусульман. Следует различать халифов и имамов: имам — это духовный руководитель, «предстоятель на молитве». Халифы, совмещавшие высший официальный пост с постом имама, фактически оказывались единоличными лидерами нации и государства.
 
В вопросе о наследнике Мухаммеда победили сторонники Абу Бакра. Он стал первым праведным халифом, а сунниты упрочили свои позиции в исламском мире. Сегодня от 85 до 90% мусульман принадлежат к этому направлению. Большинство мусульман, живущих в России (а всего в нашей стране исповедует ислам около 20 миллионов человек), также сунниты.
 
Шииты — это мусульманское меньшинство, в мире их всего около 10–15% от общего числа последователей ислама. В России, например, мусульмане-шииты — в основном аварцы, лезгины, небольшая часть татар и проживающие в России азербайджанцы. Однако есть несколько государств, которые все еще можно назвать шиитскими, в первую очередь это Иран и Азербайджан. А когда-то шииты были настолько сильны, что у них была целая Сефевидская империя, успешно противостоявшая Османской. 

История противостояния суннитов и шиитов

Основной раскол между суннитами и шиитами произошел по вопросу о власти халифов и имамов. Эти разногласия стали причиной многих кровопролитных войн и многовекового противостояния.
 
Первым поводом для столкновения суннитов и шиитов стала смерть халифа Али. После смерти Мухаммеда халифом стал Абу Бакр — первый праведный халиф. Вторым и третьим праведными халифами были Омар и Осман, и только четвертым стал почитаемый шиитами Али. Однако он пробыл халифом совсем недолго: Али был убит представителями клана Омейядов — суннитов, которые тоже претендовали на власть. Так в 661 году началась война суннитов и шиитов. Сын убитого Али Хусейн (внук Мухаммеда) отказался принести присягу Омейядам, и с тех пор шииты ведут собственный отсчет имамов. Законная передача власти наследникам Али — имамам Алидам — имеет первостепенное значение для шиитов. Это не только и не столько вопрос государственный, сколько вообще вопрос правильности мироустройства. Ранние шиитские мыслители считали, что, когда власть вернется к Алидам, на Земле установится порядок и благоденствие, правосудие и справедливость.
 
Сформированная шиитами Сефевидская империя занимала территорию современных Азербайджана, Ирана, Армении, Грузии, Туркменистана, Афганистана, Ирака, восточной Турции, Кувейта, Бахрейна, части Пакистана, юга Узбекистана, востока Сирии и части России. Во главе этого государства стояли представители династии Сефевидов. Основным противником Сефевидов была Османская империя: две державы вели борьбу за главенство в мусульманском мире. До поры до времени им удавалось удерживать нейтралитет, но в 1514 году османский султан Селим I объявил Сефевидам войну. С переменным успехом противостояние двух империй продолжалось более 100 лет. В 1638 году османы отвоевали у Сефевидов Багдад, и шииты потеряли контроль над Месопотамией. После этого противостояние с Османской империей закончилось, и Османы даже пытались заключить с Сефевидами союз против христиан, вспомнив, что и сунниты, и шииты являются в первую очередь мусульманами. Но шииты на такой союз не пошли. А чуть менее века спустя Иран оказался под властью афганцев — империя Сефевидов пала, династия пресеклась, а «осколки» империи до сих пор остаются островками шиизма в мире.

Попытки примирения

Религиозное противостояние, начавшееся в VII веке и особенно ярко проявившееся в противоборстве двух империй, продолжается до сих пор. Сунниты и шииты спорят, кто же из них является «истинными» мусульманами. А проще говоря, обвиняют представителей противоположной ветви в неверии. Как и любые противоборствующие течения, они укоряют друг друга в отступлениях от канонической веры. Хотя стоит отметить, что в вопросах канона столь уж значительных разногласий между ними нет: различаются лишь некоторые обряды и состав признаваемых достоверными хадисов (рассказов) Сунны. Действительным камнем преткновения является лишь вопрос преемственности духовной власти.
 
Попытки примирения время от времени предпринимаются как на уровне большой политики, так и на уровне общин. Например, в 2005 году в Иордании прошла Международная мусульманская конференция, где приняли Декларацию мусульманских лидеров, среди которых были и сунниты, и шииты. Она подтвердила приверженность мусульман принципу мирного сосуществования. В Декларации также осуждались попытки представителей одних течений уличить в неверии представителей других.
 
Но любая история свидетельствует, что принятие решений на глобальном уровне не гарантирует отсутствие локальных противоречий. Вспомним хотя бы совсем недавние события: в 2016 году московские шииты были фактически изгнаны из Московской Соборной мечети. Их отказались пускать туда якобы из-за того, что их обряды то время траурных служб мешают остальным молящимся (у шиитов принято проводить обряд самобичевания). 

Вместе или порознь? 

А действительно, могут ли молиться вместе сунниты и шииты? На практике они стараются посещать разные мечети, но не исключают возможности совместной молитвы или иных форм взаимодействия. Например, в Иране, где есть и сунниты, и шииты, в некоторых мечетях практикуют чередование: одну пятницу богослужение ведет священник-суннит, а другую пятницу — шиит. Главное, чего стараются избегать сунниты, это присутствия при шиитской церемонии, посвященной памяти сына Али Хусейна.
 
Словом, несмотря на все разногласия, шииты и сунниты могут находиться в одной мечети и вместе молиться. Они даже могут совместно совершать паломничество в Мекку – Хадж. По сути, не существует мечетей суннитских или шиитских. Есть мечети, которые более склонны посещать сунниты, а есть те, куда предпочитают ходить шииты. Мечеть должна быть местом, в котором политические и философские разногласия сходят на нет, а прихожане осознают ничтожность этих различий перед лицом Всевышнего.
 
Мечети "Ярдям" и "Инам" в составе духовно-просветительского комплекса "Малый Иерусалим".
 
В Москве суннитская и шиитская мечети «Ярдям» и «Инам» построены не просто в непосредственной близости, а в едином комплексе — под одной крышей. 

Ярдям

Строительство мечети в Отрадном было инициировано в 1996 году благотворительными фондами и религиозными объединениями мусульман. Возведение ее началось осенью 1996 года. Финансирование велось из средств Благотворительного фонда развития татарского духовного наследия «Хиляль», возглавляемого Р. Ж. Баязитовым, и пожертвований верующих. Здание возвели в рекордно короткие сроки — примерно за год. Открытие состоялось в дни празднования 850-летия Москвы — 14 сентября 1997 года.
 
Новая мечеть получила название «Ярдям», что в переводе с татарского означает «помощь». Это джума-мечеть: она предназначена для коллективной пятничной молитвы, наиболее важной в обыденной жизни мусульман. Автором ее проекта считается Ряшит Жаббарович Баязитов — известный мусульманский деятель, бизнесмен, меценат и академик. Он же является владельцем земли, на которой возведена мечеть. 
  
"Ярдям". Вход и минареты.
 
Архитектура «Ярдям» довольно своеобразна. Как и большинство культовых построек московского «Нового Иерусалима», здание выстроено из красного кирпича. По стилистике оно напоминает мечети Средней Азии и Ирана. Высокие стройные минареты хорошо видны еще издалека. Их высота составляет 41,5 метра. Формы — четкие, граненые. Минареты оборудованы традиционными балкончиками для муэдзинов и увенчаны темными пирамидальными шатрами. На верхушке каждого из них — золоченый шар с полумесяцем. По центру объема здания на восьмиугольном барабане возвышается шлемовидный купол высотой 26 метров. Он покрыт тем же темным металлом, что и крыши минаретов, и его так же украшает позолоченный полумесяц. Есть купола и поменьше: два симметричных спереди здания и три сзади. Вход в мечеть подчеркнут порталом с выразительным каскадом арок. В экстерьере этой постройки нет прихотливого декора, все элементы довольно просты и аскетичны. Вид у «Ярдям» серьезен и внушителен. 
 
Вид на мечети "Ярдям" и "Инам" из садика на территории комплекса.
 
По соседству с «Ярдям» расположен трехэтажный учебно-административный корпус, в котором функционирует медресе — школа, которую могут посещать около 250-300 учеников. Студенты изучают здесь богословие, Коран, нормы шариата, арабский и татарский языки, философию, историю и другие науки. Сама же мечеть способна вместить 1700-2000 молящихся. Также при ней действуют дом ритуальных исламских услуг, магазин халяльных товаров и кафе, где часто встречаются верующие, проходят благотворительные обеды и ифтары. На территории мечети есть источник целебной воды, который назвали Зам-зам — в честь знаменитого священного колодца в Мекке, неподалеку от Каабы. Одно время было даже налажено производство минеральной воды под брендом «Зам-Зам».
 
Непосредственно после открытия суннитская мечеть «Ярдям» позиционировалась как татарская и даже мишарская (мишари — татарский субэтнос). Во многом это обуславливалось ее связью с бизнесменом Р. Ж. Баязитовым — спонсором строительства и авторитетным лидером в российских мусульманских кругах. И по сей день имамами и сотрудниками мечети являются преимущественно татары. Однако при сохранении многих черт, характерных для религиозных практик татар-мишарей, паства молитвенного дома все же стала более полиэтнической. Сегодня большинство прихожан представлено выходцами из северокавказских и среднеазиатских республик. 

Инам

Шиитская мечеть в «Новом Иерусалиме» в Отрадном открылась чуть позже, в 1999 году. Инициаторами ее строительства были первый президент Азербайджана Аяс Муталибов и экс-прокурор Баку Мамед Гулиев. После отстранения от власти в Азербайджане они перебрались в Москву и здесь решили предпринять меры в интересах московских азербайджанцев. Одной из мер стала идея создания в столице шиитской мечети для азербайджанской общины, где ее представители могли бы спокойно молиться и совершать обряды в соответствии с особенностями их культа. Средства на строительство собирали всем миром, а участок для постройки нашелся на земле Р. Ж. Баязитова — общего друга А. Н. Муталибова и М. Б. Гулиева.  Что интересно: Ряшит Баязитов выступил автором и этой мечети тоже. Она получила название «Инам», что в переводе с азербайджанского означает «доверие», «вера». 
 
Мечети "Ярдям" и "Инам". Вход в "Инам" — справа. 
 
«Инам» выстроена из того же красного кирпича, что и «Ярдям». Более того, постройки фактически объединены под одной крышей, вместе с другими корпусами мусульманского религиозно-культурного центра. У «Инам» один внушительный минарет — высотой чуть ниже, чем у соседки, цилиндрической формы и со сферическим куполом. Макушку минарета венчает шар с полумесяцем. Балкончик муэдзина огражден ажурной кованой решеткой. Мечеть относится к купольному типу и имеет единое подкупольное пространство. Центральный купол, как и завершение минарета, — сферической формы, крыт металлом, выкрашенным в зеленый цвет — один из двух любимых цветов пророка Мухаммада, называемый цветом райского благоденствия. На вершине купола — позолоченные шар и полумесяц. Вход в мечеть оформлен массивным прямоугольным порталом с небольшим круглым световым окном. По бокам от портала — высокие, в два этажа, арочные окна. Внешний вид этого дома Аллаха сдержан, прост и аккуратен. Вместимость внутренних залов — около 1500 человек.
       
После открытия мечеть «Инам» стала самой посещаемой среди столичных азербайджанцев (наиболее массовых последователей шиизма в Москве), поскольку здесь ничто не препятствовало отправлению культа в соответствии с шиитскими обычаями. В «Инам» проводились ежедневные намазы, джума-намазы по пятницам, обряды покаяния, отмечались важные для шиитов даты в религиозном календаре.
 
К сожалению, добрососедство шиитов и суннитов в Отрадном продлилось не столь долго, как того некогда хотели устроители соседних мечетей. С возвращением А. Н. Муталибова в Азербайджан после принятия там закона о «О статусе экс-президента», затем со смертью М. Б. Гулиева связи руководства исламского культурно-религиозного центра с азербайджанской общиной ослабли. Постепенно из политического, поликонфессионального и дружеского русла их взаимодействие перешло в чисто бытовую и коммерческую сферу. В 2019 году между Р. Ж. Баязитовым и представителями азербайджанской общины возник конфликт относительно условий оплаты аренды мечети и коммунальных услуг, преодолеть разногласия не удалось. В какой-то момент азербайджанцам даже был запрещен вход на территорию мечети, а руководство центра начало рассматривать вариант трансформации шиитской мечети в суннитскую. В результате с 2020 года «Инам» обрела статус общемусульманской обители, куда приходят все желающие мусульмане, вне зависимости от их принадлежности к тому или иному течению ислама.
     
Однажды один ученый муж, доктор Омер Спахич, преподающий в Международном исламском университете Малайзии, так высказался о проблеме разобщения суннитов и шиитов: «Наименования «суннизм» и «шиизм», хотя в некоторых контекстах имеют значение, являются искусственными. Человек никогда не войдет в рай Аллаха (Джанна) будучи суннитом, шиитом, суфием, салафитом, ибадитом, ваххабитом, ханафитом, шафиитом, маликитом, ханбалитом и т. д. Туда по милости Аллаха войдут такие категории, как верующие, праведники, добродетельные, богобоязненные, творящие добро, мученики». Московский комплекс из двух соседствующих под одной крышей мечетей — суннитской и шиитской, — вполне мог стать шагом к преодолению этих искусственных делений. И если пока не стал, значит, на то воля божья. Ведь как говорил пророк Мухаммед,  «когда Всевышний Аллах возлюбит кого-нибудь, Он подвергает его испытаниям». 
 

Хатам Аль-Анбия — мечеть при резиденции иранского посла

 
Мечеть "Хатам Аль-Анбия". 
 
Чем примечателен Обручевский район Москвы? В нем расположены Воронцовский парк, знаменитая усадьба Воронцово, православные храмы, многочисленные панельные дома и… мечеть. Последнюю вот уж точно не ожидаешь здесь встретить! Знак совершенно иной культуры в типичном московском пейзаже. Что характерно, знак тайный. Захочешь увидеть — так просто и не найдешь. Ведь скрыт он за семью печатями. Причем обособлена мечеть от «районного» контекста и в прямом смысле — туда непросто попасть, — и в переносном — столь необычен ее облик.
Речь о мечети «Хатам Аль-Анбия». Ее непривычное для русского языка название переводится с персидского как «печать пророков» или «последний пророк» и является отсылкой к самому пророку Мухаммеду, который именно этими эпитетами описывается в исламской литературной практике. 

За семью печатями

«Хатам Аль-Анбия» — мечеть особенная. Дело в том, что располагается она на территории резиденции посла Исламской Республики Иран в России, расположившейся напротив Воронцовского парка. Это закрытое пространство, обнесенное забором с колючей проволокой и охраняемое службой безопасности Ирана и российской полицией. Вход исключительно по пропускам, в основном для представителей иранской общины. 
 
"Хатам Аль-Анбия". Вид с высоты птичьего полета. 
 
Резиденция посла появилась возле Воронцовского парка в 1991 году. Почти сразу у ее обитателей возникла необходимость в собственном молельном доме. И к 1995 году на территории резиденции построили «Хатам Аль-Анбия» — храм для представителей посольства и членов иранской общины, проживающих в Москве постоянно и временно. Период возведения мечети пришелся на время, когда послами Ирана в России последовательно являлись дипломаты Нематулла Изади и Мехди Сафари.
 
Местная умма довольно малочисленна. Это связано с ограничением доступа на территорию резиденции и небольшими размерами мечети: она способна вместить лишь около сотни человек. В основном посетители храма — дипломаты и студенты из Ирана, проживающие в городке национальной общины. 

В персидском стиле

«Хатам Аль-Анбия» выстроена в классических архитектурных формах, характерных для культовых сооружений Ирана и Передней Азии. Работая над ней, архитекторы вдохновлялись лучшими образцами иранского зодчества, такими как мечеть Имама в Исфахане, мавзолей Имамзаде Салеха в Тегеране и др. На фоне московского спального района она выглядит торжественно и крайне необычно.
 
Вид на "Хатам Аль-Анбия" из-за забора резиденции. 
 
Основной объем здания увенчан сферическим куполом-гамбизом. Вход в мечеть оформлен традиционным для персидской исламской архитектуры крупным айваном. Фланкируют его два высоких веретеноподобных минарета. Помимо традиционных завершений в виде небольших куполов, минареты имеют весьма оригинальные шарафы — балкончики для муэдзинов, с которых те призывают верующих к молитве. Круговые шарафы укрыты зонтичными кровлями и опоясаны ажурными решетками. Поддерживаются балкончики ступенчатыми консолями с фигурной кирпичной кладкой — характерным видом декора для иранской архитектурной школы. 
 
Фасады "Хатам аль-Анбия". Декоративное оформление айвана и минарета.
 
Арка айвана богато декорирована мукарнами — сталактитами и сотами на сводах. В облицовке использована узорчатая иранская мозаика «хатам» в сине-зеленых тонах. В орнаментальном убранстве преобладают цветочные, геометрические мотивы и каллиграфия.
 
Хоть попасть внутрь «со стороны» нельзя, официальные аккаунты в социальных сетях дают возможность представить себе интерьер мечети. Здание невысокое, света с улицы проникает немного, интерьер сдержанный. На полу, как полагается, ковры, под потолком — мозаичный пояс. Из украшений — каллиграфические надписи и орнаментальная мозаика. 

Внутренний уклад 

Посещают мечеть преимущественно граждане Ирана: дипломаты, студенты и аспиранты (при наличии специального допуска). Служители мечети, имамы — тоже иранцы. Пятничная проповедь (хутба) читается на языке фарси. Молитвенные обряды проводятся в соответствии с нормами джафаритского (шиитского) мазхаба. Для детей дипломатов при обители существует школа-медресе.
 
Иногда в порядке исключения и по предварительной договоренности в мечеть допускаются шииты, не имеющие иранского гражданства. В основном это происходит в дни важных для шиитов религиозных праздников. Так, доступ в «Хатам Аль-Анбия» периодически предоставляется членам азербайджанской общины, которая фактически лишилась своей мечети «Инам» в 2020 году. 
 
Интересно, что формально «Хатам Аль-Анбия» не является российским объектом и не должна рассматриваться как «одна из московских мечетей», хотя и располагается в Москве. Это связано с Венской конвенцией 1961 года, согласно которой посольства и резиденции их глав пользуются экстерриториальностью и обладают дипломатическим иммунитетом в отношении законов страны пребывания. Исходя из этих же позиций мечеть в резиденции иранского посла не входит в состав никаких религиозных и общественных организаций России. Но в качестве культурного и архитектурного объекта, пусть и закрытого для свободного посещения, мы, разумеется, относим ее к московским достопримечательностям.
 
 
Что ж, друзья, на этом наше повествование о шести московских мечетях завершается. Каждая из них интересна своим колоритом, традициями и историей. Надеемся, наш рассказ вам понравился. Ну а появятся ли в будущем у этих восточных красавиц еще сестры-москвички — покажет время. Возможно, когда-нибудь у нас возникнет повод снова вернуться к этой теме и рассказать что-то новое.