Московский модерн - 2

 
Возобновляем наше знакомство с московскими архитектурными памятниками прекрасной эпохи модерна. Если первая наша прогулка проходила по Остоженке, Пречистенке, их переулкам и закончилась на Гоголевском бульваре, то в этот раз наш маршрут пролегает в лабиринте переулков между Новым Арбатом и Никитскими улицами, начинаясь у площади Арбатских ворот и заканчиваясь на Садовом кольце. Сегодня на пути нам встретятся как знаменитые шедевры известных архитекторов, являющиеся своего рода визитными карточками столичного модерна, так и малоизвестные доходные дома, спрятанные в арбатских двориках, и также оформленные в традициях этого изящного и живописного стиля. Нам предстоит общение со златокудрыми красавицами, неведомыми духами и демонами и самыми разнообразными представителями фауны, а также любование превосходными по своей красоте цветами и растениями, без которых модерн просто немыслим. 
 
 
 
 
1) Поварская улица, дом 10, строение 1 - Доходный дом В.А. Бобринской
 
Доходный дом В.А. Бобринской. Фасад со стороны Поварской улицы (в прошлом главный).
 
Шестиэтажный доходный дом в начале Поварской улицы был построен в 1910 году на месте снесенных строений. Заказчиками строительства были граф Павел Алексеевич Бобринский с супругой Варварой Александровной. По существовавшей традиции оформления недвижимого имущества на жен дом был записан на Варвару Александровну, поэтому сегодня он известен как доходный дом В.А. Бобринской.
 
Автором проекта здания был известный московский архитектор Ольгерд Густавович Пиотрович.  О нем мы уже упоминали в некоторых наших прогулках. С творчеством этого талантливого архитектора нам еще предстоит встретиться в рамках сегодняшней экскурсии  и следующей. Что, в общем-то, не удивительно, ведь среди его многочисленных работ множество образцов стиля модерн.
 
Доходный дом В.А. Бобринской. Фасад со стороны двора, объединивший боковые фасады двух старых корпусов домовладения. Ныне здесь располагается главный вход в здание, оформленный в современном стиле.
 
Стоит сразу сказать, что существующее ныне сооружение серьезно отличается в плане от созданного в 1910 году. До реконструкции 1990-х годов здание состояло из двух корпусов, стоящих один за другим и разделенных примерно 20 метрами. Первый корпус – тот, что выходит фасадом на Поварскую. Второй – параллельно ему, в глубине двора. Остается не выясненным, были ли каким-либо образом соединены друг с другом эти два корпуса или они представляли собой полностью изолированные друг от друга строения. После реконструкции два здания были объединены, пространство между ними застроено, надстроен мансардный этаж. А со стороны боковых фасадов двух старых корпусов организован главный вход в новое здание, сегодня он выполнен в современном стиле, с применением сплошного остекления. Две в прошлом боковые стены разных корпусов составили единый центральный фасад реконструированной постройки и были оформлены аналогично лицевому фасаду,  выполненному О.Г. Пиотровичем, с полным воссозданием лепных элементов по имеющимся образцам. Воздержимся от комментариев в отношении выполненной реконструкции. Рассмотрим лишь фасад, созданный самим О.Г. Пиотровичем, т.е. тот, что выходит на Поварскую улицу.
 
Доходный дом В.А. Бобринской. Детали оформления крыши и фасада на уровне верхних этажей
 
В доме на Поварской легко угадывается характерный авторский почерк О.Г. Пиотровича, прослеживающийся во всех его творениях в стиле модерн. Это все то же сочетание сплошной облицовки стен керамической плиткой «кабанчик» и обильного лепного декорирования фасадов. Весь декор выполнен в спокойных тонах: кремового цвета матовая керамика и светло-зеленая, с легким оттенком болотной воды лепнина.
 
Фасад дома плоский, практически лишен выступающих элементов.  Лишь центральная часть его выделена незначительно выступающими пилястрами, облицованными, как и основанная масса стены, «кабанчиком». Образованная таким образом вертикаль подчеркнута и в силуэте карниза – выступающим над ним аттиком. Нижний и верхний этажи визуально отделены от остальных. Нижний оштукатурен, рустован и ограничен тонким ленточным фризом с растительным орнаментом, верхний покрыт гладкой штукатуркой и отделен от нижней части здания выступающим карнизом, поддерживаемым небольшими лепными кронштейнами.
 
Доходный дом В.А. Бобринской. Детали лепного декора надоконных панно
 
Оконные проемы прорезают фасад ритмически однообразно. Живость композиции придают многочисленные надоконные панно. На каждом этаже они имеют индивидуальный рельефный рисунок.  Над окнами второго этажа – лавровый венок с миниатюрными розетками и жезлом, украшенным раскидистыми листьями каких-то растений. Над третьим этажом – женские маскароны на фоне веероподобных пальметт и флоральных завитков. Над четвертым – изгибающиеся молодые побеги остролиста в небольших арочных нишах. Над пятым – картуши с замысловатым растительным обрамлением. 
 
Доходный дом В.А. Бобринской. Мужской маскарон в замковом камне наличника окна первого этажа
 
Окна первого этажа оформлены в несколько иной манере. Они убраны наличниками с оригинальными замковыми камнями, на которых вылеплены бородатые мужские маскароны. Верхний же этаж украшен композициями из нескольких тонких скульптурных пилястр, имеющих завершения в виде небольших листьев и цветков.
 
Карниз здания сделан с большим выносом за плоскость стены. Под ним можно увидеть еще один декоративный элемент - тонкий лепной архитектурный облом, протянувшийся вдоль всего фасада. Над карнизом установлена изящная фигурная металлическая решетка. 
 
Облик дома, на первый взгляд, весьма обычен. Кто-то, вполне возможно, равнодушно пройдет мимо, не обратив на него никакого внимания. Но для человека с наметанным взглядом, привыкшего смотреть по сторонам и замечать детали, он станет настоящей находкой, рядом с которой грех не остановиться и не рассмотреть все в подробностях. Таков он – московский модерн бывших доходных зданий. Раскрывается не всем и не сразу.
 
В разное время в доме проживали многие известные личности, среди них экономико-географ Николай Баранский, лауреат Ленинской и Сталинской премий биолог Константин Скрябин, народный артист и театральный режиссер Алексей Попов со своим сыном Андреем, пошедшим по стопам отца и впоследствии тоже ставшим знаменитым актером, режиссером и педагогом.

В настоящее время здание принадлежит ЗАО «Элит-Холдинг», в нем располагается бизнес-центр «Поварская Плаза».
 
 
2) Поварская улица, дом 24, строение 1 - Особняк М.С. Саарбекова
 
Особняк М.С. Саарбекова на Поварской улице.
 
Ранее на месте особняка стоял небольшой дом, принадлежавший некой пожилой особе В. М. Лаухиной, капитанской дочери. Его с 1828 по 1829 год снимала бабушка М.Ю. Лермонтова - Е. А. Арсеньева, - она жила здесь со своим 14-летним внуком, будущим великим поэтом, и его другом Давыдовым. Именно в этом доме Лермонтов написал свою первую поэму «Индианка» и приступил к изданию рукописного журнала «Утренняя заря».  После того, как к жильцам присоединился П. П. Шан-Гирей с сыном Акимом, маленький дом стал тесен, и Арсеньева с внуком перебралась в соседний дом № 26.
 
Современный особняк построен в 1899-1900 годах на месте снесенного дома В.М. Лаухиной. Заказчиком его строительства являлся купец первой гильдии, почетный потомственный гражданин, владелец химического предприятия на Владимирском шоссе, за Рогожской заставой – Моисей Семенович Саарбеков. Проект особняка он заказал разработать архитектурному бюро Льва Николаевича Кекушева.
 
Первоначальный план дома, поданный на утверждение в Московскую городскую управу, был подписан архитектором С.С. Шуцманом, ближайшим помощником Кекушева. Вероятно, именно Шуцман его и разработал. Однако план, в соответствии с которым особняк впоследствии был построен, отличается от первоначальных чертежей и эскизов. Видимо, проект изменялся Кекушевым в процессе работы, и особняк приобрел столь характерные для кекушевского стиля черты. Принято считать, что авторство итогового плана принадлежит Л.Н. Кекушеву,  при участии С.С. Шуцмана. 
 
Законченный в 1900 году, дом Саарбекова стал вторым по счету особняком в стиле модерн в Москве. Первым был особняк О.А. Листа, тоже выстроенный Кекушевым (о нем мы рассказывали в первой нашей модерновой статье-экскурсии). Если особняк Листа располагался на просторном садовом участке и был обыгран архитектором как трехмерная структура, то особняк Саарбекова оказался зажат между соседними доходными домами в плотной уличной застройке, поэтому таких широких пространственных возможностей автору не предоставил. Однако Кекушев сумел с присущей ему фантазией и вниманием к деталям преодолеть вынужденную плоскостность и простоту сооружения, создав выразительную пластику фасада и превосходно прорисовав отделку в стиле модерн.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Аттик.
 
Стена здания облицована светло-кремовой керамической плиткой «кабанчик», ставшей своего рода  визитной карточкой московского модерна. Рельефность однообразной плоскости фасада сообщают крупные скульптурные обрамления окон, входной группы и арочного проема, а также значительный вынос металлической кровли здания, имитирующий собой козырек. Асимметричность фасада подчеркнута в силуэте высоким аттиком. Он украшен миниатюрными нишами сложной формы, арочными окошками-бойницами и сильно выступающими пилястрами, свисающими с прямоугольных пилонов, на которых раньше, возможно, возвышались вазоны.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Арки входа в особняк (слева) и сквозного проезда во двор (справа).
 
Ведущая тема фасада особняка, как и во многих других творениях Кекушева, - мотив арки-ниши. Четко вычерченные, упругие арки можно обнаружить буквально на каждом квадратном метре фасадной плоскости. Глубокие оконные проемы, вход в дом, сквозной проезд  во двор, их сложные скульптурные обрамления, декоративные ниши – все это в той или иной мере повторяет контур арки.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Окна первого и второго этажа.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Окно над арочным проездом во двор.
 
Весь рельефный декор как бы слит в единую скульптурную массу. Одни детали пластично перетекают в другие. Декоративные элементы в основном массивны, они подчеркивают и укрупняют отдельные части особняка, визуально кажущегося достаточно компактным, особенно в сравнении с возвышающимися по сторонам от него доходными домами. Это придает ему респектабельности и основательности. К сожалению, утрачена оригинальная асимметричная композиция входного проема. Сегодня вход закрыт обычной деревянной рамой с симметричными дверными полотнищами. Ранее же его арка была поделена на три разные по размеру и форме ячейки: два окна и дверной проем, разделенные широкими каменными перемычками, выполненными в тех же «текучих» чертах, что и основной архитектурный декор.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Фото 1930-х годов. Еще цела скульптурная асиммертичная композиция входной арки.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Декоративное оформление главного окна.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Декоративная колонка.
 
Особенно детализировано декоративное оформление главного, самого большого по размеру окна над входом. Его проем фланкируют небольшие колонки с очень необычными капителями и основаниями, украшенными рельефными изображениями прихотливо изогнутых листьев каких-то растений. Надоконный декор представлен большим, скругленной формы сандриком в виде фронтона. В его тимпане – необычной формы ниши, напоминающие изображения не то наполненных мешков, не то  стеклянных банок. Свод фронтона очень замысловато раскрепован. Лепнина здесь настолько детализирована, многослойна, что больше похожа на резьбу по камню. Переплет окна снаружи украшен небольшой ордерной колонкой – такой же прием был применен Кекушевым и в оформлении особняка О.А. Листа.
 
Особняк М.С. Саарбекова. Рельефное панно.
 
Еще один элемент декорирования фасада здания – рельефные панно в простенках между окнами второго этажа. Их не сразу можно заметить, т.к. они выполнены практически в том же оттенке, что и облицовка стены, но приметив, невозможно не изумиться тонкости и изящности их проработки: линии рисунка как будто вырезаны в камне. Многочисленные окружности и дуги образуют сложную композицию геометрических фигур, перекрестья которых украшены звездами.
 
М.С. Саарбеков по завершении строительства особняка сразу поселился в нем, и здесь же он разместил контору своего завода.
 
После революции 1917 года особняк был национализирован и отдан под размещение посольства Литвы. С 1922 по 1939 год чрезвычайным полномочным послом Литвы в СССР был поэт Юргис Балтрушайтис, он жил и работал в этом доме, о чем напоминает установленная на фасаде мемориальная доска в его честь. После вхождения Литвы в состав СССР в особняке обосновалось представительство Литовской ССР. Сегодня в здании находится Культурный центр посольства Литвы «Дом Юргиса Балтрушайтиса», информационный центр по туризму Литвы в России и представительства нескольких литовских компаний. В 2009 году бывший особняк М.С. Саарбекова признан объектом регионального значения и принят под государственную охрану.
 
 
3) Улица Большая Молчановка, дом 12, строение 1 - Лечебница доктора Н. М. Кишкина.
 
Лечебница доктора Н.М. Кишкина на Большой Молчановке.
 
Четырехэтажный кирпичный дом на улице Большая Молчановка, 12, строение 1 построен в 1910 году архитектором Карлом Александровичем Грейнертом для доктора Николая Михайловича Кишкина. 
 
К.А. Грейнерт не входил в число модных московских архитекторов, что, впрочем, не помешало ему преуспеть на почве проектирования и строительства и оставить столице несколько интересных доходных домов, особняков и зданий, построенных по заказу различных учреждений.
 
Н.М. Кишкин – известный в Москве врач-физиотерапевт, основатель и директор одной из первых в столице физиотерапевтических лечебниц. Именно для своей новой клиники он на собственные средства задумал построить здание на Большой Молчановке.
 
План постройки предполагал совмещение двух функций: доходного дома и лечебницы. Первый и второй этажи были отведены под  электро- и водолечебницу, на остальных располагались квартиры.  Всего в здании насчитывалось восемь квартир.
 
Грейнерт выполнил проект в стиле позднего рационалистического модерна. Это вполне соответствовало как общим тенденциям архитектуры того времени, переосмыслявшей и видоизменявшей модный и немного вычурный стиль, так и функциональному назначению здания. 
 
Лечебница Н.М. Кишкина.
 
Композиция фасада асимметрична. Главный вход в здание находится слева. Парадная лестница в целях рационального использования пространства вынесена к передней части здания и для лучшей освещенности оформлена большим эркером с крупными окнами. На уровне второго этажа по всей длине фасада расположены в ряд шесть эркеров поменьше. Вероятнее всего, они были созданы для максимального освещения процедурных кабинетов лечебницы. В правой части здания находится арочный проезд во внутренний двор.  По центру фасада на третьем и четвертом этажах имеются балкончики: с одним и с двумя выходами.
 
Лечебница Н.М. Кишкина. Детали главного фасада: эркеры, балкончики, аттик. 
 
Основная масса поверхностей стен лицевого фасада облицована матовой керамической плиткой «кабанчик» светло-коричневого оттенка. К сожалению, несмотря на проводившуюся в 1990-е годы реконструкцию здания, плитка находится не в лучшем виде. Значительная часть керамики потемнела и выглядит довольно неопрятно. Часть стены и малые эркеры гладко оштукатурены и выкрашены в желтый цвет.  Над главным входом располагается декоративное рельефное панно с изображением картуша, обрамленного листьями. На эркерах второго этажа красуются панно поменьше, тоже с рисунками растительной тематики. Арочный проезд во двор закрыт металлическими решетчатыми воротами.  
 
Лечебница Н.М. Кишкина. Решетка арочного въезда во внутренний двор.
 
Лечебница Н.М. Кишкина. Фотография 1987 года.  Здание еще 4-этажное, с небольшой деревянной пристройкой на крыше. Пристройка утрачена при рекончтрукции 1990-х годов.
 
Изначально здание было четырехэтажным. На крыше, по центру, существовала небольшая деревянная пристройка, а по бокам возвышались симметричные аттики. В 1990-х годах при проведении реконструкции дом был надстроен мансардным этажом. При этом неплохо выполнен центральный  аттик  с  большим овальным окном и оформлен карниз над остальными, прямоугольными, окнами. Но в целом надстройка за счет своей гладкой штукатурки и более светлого цвета стен не слишком гармонирует с обликом дома.
 
Лечебница Н.М. Кишкина. Скульптурное панно с картушем над входом в здание. 
 
Созданная доктором Н.М. Кишкиным лечебница стала одним из немногих центров физиотерапевтической практики в России начала XX века. Физиотерапевтическое направление медицинской помощи населению в конце XIX столетия и в первые десятилетия XX века развивалось практически исключительно за счет частных инвестиций и инициатив. И заслуга Н.М. Кишкина в деле становления этой области медицины просто неоценима. 
 
Судьба самого доктора Кишкина очень непроста. Помимо медицины, он всерьез был увлечен политикой, являлся одним из лидеров кадетской партии и в 1917 году стал комиссаром Временного правительства в Москве. Жизнь изрядно помотала его: многочисленные аресты, суды, ссылка… Кадетское прошлое не раз «аукнулось» ему с приходом к власти большевиков. Однако в начале 1920-х годов, после возвращения Н.М. Кишкина в Москву из ссылки, нарком Н.А. Семашко, зная его как специалиста высочайшей категории, предложил ему работу в курортном отделе Наркомздрава. Кишкин ответил согласием и до самой своей смерти в 1930-м году трудился на этом поприще на благо теперь уже советской медицины. Россию он не покинул, несмотря на имевшиеся для этого возможности и перспективы куда более благополучной жизни за рубежом. Николай Михайлович внес огромный вклад в развитие санаторно-курортного дела и массового физкультурно-оздоровительного движения.
 
В бывшем здании лечебницы Н.М. Кишкина с 40-х по 70-е годы находилась детская поликлиника, с 1975-1977 года – женская консультация. Жилая часть дома была отдана под коммунальные квартиры, небольшой мезонин – под мастерскую художника. Сегодня в здании располагаются многочисленные офисы фирм.
 
 
4) Улица Большая Молчановка, дом 15 - Доходный дом В.А. Чижова
 
Доходный дом В.А. Чижова на Большой Молчановке.
 
Этот угловой дом на Большой Молчановке прежде выходил одним из своих лицевых фасадов на Серебряный переулок, часть которого, по эту сторону Нового Арбата, ныне не существует. Теперь же задний его фасад обращен на Новый Арбат, откуда здание выглядит совершенно безликим и унылым. Это вводит в заблуждение тамошних прохожих, которые и не подозревают, что оно может представлять какую-то архитектурную ценность. А между тем, облик дома очень даже интересен и выразителен. Но открывается этот секрет только тем, кому посчастливится забрести с шумного проспекта на Большую Молчановку.
 
Доходный дом В.А. Чижова. Фасад со стороны Большой Молчановке. Оформление главного входа в здание и парадной лестницы.
 
Дом был возведен как доходный в 1903 году архитектором Н. Семеновым для В.А. Чижова. Общая композиция его спокойна и уравновешенна. Главный вход в здание располагается со стороны фасада, протянувшегося вдоль Большой Молчановки. Угол подчеркнут прямоугольным, сильно выступающим эркером в два этажа. Силуэт акцентирован тремя фигурными аттиками с овальными чердачными окошками, возвышающимися над сильно вынесенным карнизом.
 
Доходный дом В.А. Чижова. Фасад со стороны Большой Молчановке. Рельефный фриз с гусями.
 
Своеобразие внешнему облику дома придает модерновый декор. Самый оригинальный его элемент – рельефный фриз над окнами третьего этажа. Он изображает… гусей, разгуливающих на болоте среди цветущих кувшинок и камышей.
 
Доходный дом В.А. Чижова. Угловой аттик и балкон над эркером.
 
Угловая часть дома тоже украшена лепниной: выход на балкончик над эркером щедро обрамлен растительностью, вероятно, тоже болотной. А под эркером, на его свесе, можно обнаружить припасенную для самых наблюдательных рельефную завитушку.
 
Доходный дом В.А. Чижова. Скульптурные кронштейны эркера и рельефная композиция между ними.
 
Обращает на себя внимание контрастирующая с зеленым цветом стен красная керамика с вкраплениями черно-белых изразцов. Она протянулась неширокой лентой вдоль всей лицевой части дома, под карнизом. Небольшими керамическими панно украшены и белоснежные лопатки в простенках между окнами второго и третьего этажей, отмечающие места раскреповки фасадов.
 
Окна дома имеют разную форму и размер. Тут и традиционные прямоугольные окна, и большие квадратные, и арочные, и овальные, и даже сдвоенные. Все они убраны белыми скульптурными наличниками, повторяющими их силуэт. Но особенно красиво арочное окно высотой в два этажа, освещающее парадную лестницу. У него фигурные, типично модерновые переплеты. 
 
 
5) Трубниковский переулок, дом 24, строение 1 - Доходный дом С.Н. Павлова.
 
 Доходный дом С.Н. Павлова в Трубниковском переулке.
 
Доходный дом возведен в 1905-1906 годах архитектором Леонидом Васильевичем Стеженским по заказу С.Н. Павлова.
 
Здание по своей планировке представляет собой абсолютно рядовую постройку. И оно совершенно не обращало бы на себя внимания, если бы не импозантный фасад, выходящий на Трубниковский переулок. Оригинальный геометрический декор оконных наличников в сочетании с традиционной для модерна облицовкой стен керамической плиткой создает очень выразительный и интересный образ. А чтобы в полной мере оценить, каким этот доходный дом мог бы быть, если бы не художественные средства декорирования, достаточно взглянуть на его боковой фасад, выходящий во двор. Как все-таки хорошо, что в начале XX века московские домовладельцы думали не только о коммерческой выгоде, но и об эстетике, и строили со вкусом.
 
Архитектор при строительстве этого доходного дома стремился реализовать все имеющиеся возможности для придания его фасаду динамичности, живости, своеобразности. Он с усиленным вниманием отнесся к проработке текстурных, фактурных и цветовых особенностей наружных стен.
 
Доходный дом С.Н. Павлова. Элементы декора: майоликовые панно (сверху), контррельефные скульптуные изображения (снизу).
 
Доходный дом С.Н. Павлова. Рельефные вставки на фасаде.
 
Цветовая гамма главного фасада очень приятная, в теплой тональности. Стены облицованы матовой керамической плиткой «кабанчик» рыжевато-коричневого оттенка, лепной декор выполнен в спокойном желтом цвете. Это цветовое сочетание удачно дополнено пестрыми майоликовыми панно с зелеными, рыжими и желтыми изразцами.
 
Доходный дом С.Н. Павлова. Центральная часть фасада: вход в здание и окна парадной лестницы.
 
Доходный дом С.Н. Павлова. Аттик.
 
Доходный дом С.Н. Павлова. Угловой эркер.
 
Стена, протянувшаяся вдоль Трубниковского переулка, раскрепована с помощью пилястр. Они подчеркивают ее границы и выделяют центральную часть фасада, в которой располагается вход и проемы окон, освещающих парадную лестницу. Карниз следует заданному пилястрами темпу и тоже зрительно выделяет центр фасада, изящно изгибаясь над аттиком с овальным слуховым окном. Угол дома украшает массивный прямоугольный эркер. К большому сожалению, не сохранился существовавший ранее купол над ним. Купольное завершение эркера, безусловно, делало облик здания еще более оригинальным и придавало ему особый шарм.
 
 Доходный дом С.Н. Павлова. План фасада, арх. Л.В. Стеженский.
 
 Доходный дом С.Н. Павлова. Виды скульптурного декорирования окон разных этажей.
 
Особое внимание обращает на себя декор оконных наличников. С помощью него меняются очертания привычных прямоугольных проемов окон, появляется сложная геометрия линий, которую хочется наблюдать, изучать и осмысливать. На каждом этаже – свой специфический ритм и графика. На первом этаже окна снизу декорированы сложнопрофилированными постаментами, сверху -  высокими сандриками, похожими на романские шторы, свисающие на окна складками. На втором этаже надоконье оформлено сложными по форме восьмиугольниками, подоконье – плитами с небольшими контррельефными изображениями. На третьем этаже окна убраны широкими шестиугольными наличниками, украшенными рельефной лепниной. На четвертом -  наличниками с округлыми завершениями. Окна верхнего этажа декорированы надоконными майоликовыми панно и отдельными изразцами снизу.
 
 Доходный дом С.Н. Павлова. Металлические решетки окон первого и подвального этажей и козырька над входом.
 
В очень характерной для модерна манере выполнены фигурные переплеты больших окон, освещающих парадную лестницу.
 
Еще один штрих – ажурный металлический козырек над входом и решетки на окнах первого и подвального этажей.
 
 Доходный дом С.Н. Павлова. Консоль с изображением чертополоха, поддерживающая эркер.
 
Не обошлось и без присущего модерну символизма. Угловой эркер поддерживается консолью, украшенной лепным изображением колючего чертополоха – одного из самых любимых растений мастеров модерна, символа стойкости, независимости и противоборства злым силам. Nemo me impune lacessit!
 
 
6) Новинский бульвар, дом 18А - Доходный дом Ф.Н. Плевако
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако на Новинском бульваре.
 
Этот пятиэтажный кирпичный дом спрятан в глубине дворов Новинского бульвара. Он построен в 1905 году московским архитектором польского происхождения Петром Карловичем Микини, известным, в большей степени, другим своим творением – доходным домом церкви Троицы на Грязех на Чистопрудном бульваре, или «домом со зверями»,  как его часто называют.
 
Заказчиком строительства доходного дома на Новинском, 18А был известнейший в Москве адвокат Федор Никифорович Плевако. Современники называли его московским златоустом за непревзойденный ораторский талант и умение расположить к себе и своим подзащитным присяжных заседателей. Плевако принимал участие в самых громких процессах, в том числе и политических, часто не только бесплатно защищал в суде бедных, но и оплачивал их непредвиденные расходы. Слава «митрополита адвокатуры» была настолько велика, что письма в его адрес  подписывали просто: «Москва. Федору Никифоровичу»,  а извозчики, слыша «к Федору Никифоровичу», сразу понимали, куда вести пассажира.
 
Дом выполнен в духе северного модерна, довольно редкого для Москвы. Отличительными чертами его являются массивные формы, свобода от мелкого декоративного убранства, естественность оттенков и фактуры использованных материалов.
 
При возведении доходных домов архитекторы неизбежно сталкивались с проблемой их повышенной (для того времени) этажности и вытекающего из утилитарности однообразия форм, которое приходилось преодолевать всеми возможными композиционными и декоративными средствами. Доходный дом Плевако в данном случае не стал исключением. И архитектор справился с задачей создания неповторимого образа здания мастерски. 
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако. Ризалит подъезда, увенчанный щипцом.
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако. Щипец.
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако. Аттик.
 
Монотонный фасад дома визуально усложнен  при помощи выступающих ризалитов, за стенами которых скрыты лестничные пролеты подъездов, и двух вертикалей, составленных балконами и по своей объемной структуре и оформлению напоминающих эркеры. Силуэт здания активно повторяет заданный  такой раскреповкой темп.  Ризалиты подъездов увенчаны совершенно невероятными щипцовыми завершениями, похожими на крыши сказочных теремков. А балконные вертикали наверху акцентированы сложной формы аттиками, чем-то напоминающими короны. Свою лепту в пластику фасада вносят профилированный карниз вдоль всего дома и сильный вынос металлической кровли щипцов над подъездами. 
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако. Скульптурная консоль под балконом, объединенная с наличником окна, (слева) и вход в подъезд (справа).
 
Дом построен из кирпича, и архитектор сохранил для основной массы стен естественную  фактуру кирпичной кладки. Часть же поверхностей покрыта грубой штукатуркой с фактурной отделкой «под шубу», имитирующей необработанную поверхность пористого камня. Для усиления сходства с природным материалом стены дома выкрашены в серо-бежевый цвет. 
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако. Элементы скульптурного декора.
 
Заслуживает внимания скульптурный декор здания. В первую очередь, это огромные консоли, поддерживающие балконы. Они выполнены в очень своеобразной манере и не имеют аналогов в Москве. Каждая консоль будто бы заслоняет собой часть арочного окна, расположенного за ней, разбивает его на два стрельчатых окошка поменьше. При этом массивный оконный наличник объединен с консолью в единую скульптурную композицию. Следующий лепной элемент декора не столь внушителен по размерам, но не менее интересен. Это тонкий рельефный фриз, протянувшийся вдоль всего фасада на уровне верхнего этажа. На нем изображены обнимающиеся человеческие фигурки со сплетенными и вытянутыми вперед в эмоциональном порыве руками и ветви растений. 
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако. Майоликовое панно с изображением лебедей и павлина.
 
Доходный дом Ф.Н. Плевако. Майоликовое панно с изображением женской фигурки.
 
Но наибольший художественный интерес, безусловно, представляют живописные майоликовые панно, украшающие здание. Они были изготовлены в Абрамцевской гончарной мастерской и подарены Федору Никифоровичу Плевако лично Саввой Мамонтовым. Плевако по просьбе друзей мецената - художников В. Д. Поленова, В. И. Сурикова, В.М. Васнецова и других - защищал его в суде по делу о финансовых махинациях. Несмотря на то, что с формальной точки зрения финансовые операции Мамонтова были незаконны, адвокат сумел доказать, что его подзащитный, хотя и допустил растрату, корыстных мотивов при этом не имел. Суд оправдал  Мамонтова, и тот в качестве жеста благодарности подарил Федору Никифоровичу майоликовые панно со своего керамического завода для оформления строящегося дома.
 
Самые большие панно украшают щипцы над подъездами. Они выполнены в голубой гамме оттенков и не имеют четкого рисунка. Панно поменьше заключены в нишах над балконами, они составлены из фиолетово-сиреневых рельефных изразцов. Одно изображает лебедей, подплывающих к стоящему на берегу пруда павлину, скрытому в зарослях фруктового сада. Другое  - женскую фигуру в обрамлении цветов. Еще один вид керамических вставок можно заметить под верхними окнами подъездов.  На них – красивые рельефные завитки и изгибы.
 
Среди лепных рельефов и керамических панно дома Плевако имеются работы М.А. Врубеля, который, как известно, работал в Абрамцевской мастерской.  Его авторский почерк легко угадывается в барельефе с обнимающимися фигурками и в панно с лебедями и  женским портретом.
 
 
7) Поварская улица, дом 44 - Особняк И.А. Миндовского.
 
Особняк И.А. Миндовского на Поварской улице.
 
Особняк И.А. Миндовского. Вид со Скарятинского переулка.
 
Поражающий своей роскошью особняк был построен в 1903-1904 годах знаменитым архитектором Львом Николаевичем Кекушевым по заказу Московского торгово-строительного акционерного общества. Это домостроительное предприятие было основано Яковом Андреевичем Рекком и специализировалось на возведении в престижных районах Москвы дорогостоящих особняков-вилл с целью их последующей продажи богатым клиентам. Это же общество являлось застройщиком уже известных нам по первой нашей модерновой прогулке особняков М.Ф. Якунчиковой и К.А. Гутхейля в Пречистенском переулке. Особняк, который мы видим перед собой, тоже построен в рамках реализации амбициозного проекта Я.А. Рекка.
 
Среди построек Л.Н. Кекушева этот дом занимает особое место. В облике здания отсутствуют какие-либо эклектические элементы, присущие в той или иной мере более ранним работам архитектора. Этот особняк – пример чистоты стиля. Во многом благодаря этому он снискал большую популярность у знатоков архитектуры и сделался в буквальном смысле хрестоматийным образцом московского модерна.
 
Особняк занимает угол квартала между Поварской улицей и Скарятинским переулком. Пространственная композиция дома составлена из нескольких взаимопересекающихся  объемов. Такая свободная компоновка позволила добиться максимальной функциональности и комфорта помещений внутри здания, а внешнему облику постройки сообщить многоплановость, асиммерию, живописную свободу. 
 
Особняк И.А. Миндовского. Скульптурное панно с фигурками путти.
 
Особняк И.А. Миндовского. Балкон.
 
Фасады особняка трактованы по-разному. Главным акцентом фасада, выходящего на Поварскую, является большое трехчастное окно с выходом на балкон. В силуэте дома этот ведущий элемент подчеркнут округлым аттиком, а в пространственной организации фасада – выступом ризалита. Три секции окна объединены арочным архивольтом, над которым размещена интересная скульптурная группа, накрытая сильно выступающим изгибом карниза. На ней изображены фигурки обнаженных путти. Один из них играет на дудочке, другой читает книгу, третий изучает карту и глобус, четвертый замер с циркулем над каким-то свитком, пятый работает с инструментами – молоточком и долотом. Эти занятые каждый своим делом мальчики – аллегории науки, ремесел и искусства. 
 
Особняк И.А. Миндовского. Фотография начала XX века. На крыше видна утраченная впоследствии статуя богини Авроры.
 
Когда-то над козырьком аттика возвышалась статуя богини Авроры, рассыпающей лепестки цветов,  у ее ног играли два маленьких мальчика, один из которых пускал мыльные пузыри. Символизм совсем как у Никола Пуссена в его картине «Танец под музыку времени». Аврора – богиня рассвета – олицетворяет благополучие и радость, рассыпаемые ею цветы – изобилие и красоту. Пузыри, пускаемые малышом, – знак быстротечности жизни. Сами мальчики – символы любви, ласки, добра и безмятежности. К сожалению, статуя была утрачена во время Великой Отечественной войны и впоследствии в процессе реставрации не восстановлена.
 
Обращает на себя внимание сочно декорированный балкон. Ограждение его украшено причудливо изгибающимися листьями и связками созревших коробочек мака. Поддерживается балкон четырьмя скульптурными кронштейнами, будто стекающими вниз, к обрамлениям окон.
 
Особняк И.А. Миндовского. "Фонарь" - помещение для зимнего сада.
 
Особняк И.А. Миндовского. Детали декора: фигурная консоль, поддерживающая один из эркеров, (слева) и окна фонаря с несколькими сохранившимися оригинальными травлеными стеклами (справа).
 
С южного угла особняка полукруглым объемом выделен т.н. «фонарь» - помещение, в котором когда-то располагался небольшой зимний сад. Его окна выходят на юг и имеют остекление от пола до потолка, для максимального использования дневного света. Стекла этих окон были уникальными: на них методом кислотного травления был нанесен орнамент в духе модерна. Предположительно, произведены они были фирмой «Торговый дом М. Франк и сын», занимавшейся, помимо прочего,  художественными работами по стеклу в технике живописи и травления. К сожалению, большинство травленых стекол также было утрачено во время войны, до настоящего момента сохранилось лишь несколько фрагментов изначального остекления.
 
Особняк И.А. Миндовского. Эркер.
 
Особняк И.А. Миндовского. Маскарон над слуховым окном эркера.
 
Фасад со стороны Скарятинского переулка прорезан ровным ритмом окон. Динамизм его пластике придают два боковые эркера и выразительные изгибы козырька-карниза над ними. Один из эркеров венчает скругленный аттик с прорезанным в нем овальным слуховым окном. Оно обильно декорировано лепными листьями каштана и энергично изгибающимися под прямыми углами завитками и украшено в замке выразительным женским маскароном с необычным головным убором, в сочетании с раскидистым растительным плюмажем похожим на корону. Второй эркер, хотя и напоминает очертаниями своего соседа по фасаду, имеет все же немного другую форму. Отличается и его завершение – это плоский аттик, фланкированный двумя пилонами. На этом эркере тоже можно увидеть женский маскарон, правда, он поменьше размером и глаза его полуприкрыты. Расположен он в замковом камне среднего окна. Оба эркера поддерживаются «текучими» фигурными консолями в духе тех, на которых держится балкон.
 
Особняк И.А. Миндовского. Детали скульптурного декора фасада по Скарятинскогому переулку (слева) и дворового фасада (справа).
 
Стена фасада по переулку имеет очень сложный рельеф. На ней какое-то хитрое наложение нескольких плоскостей друг на друга, усложняющееся от нижнего этажа к верхнему. Кажется, что на уровне второго этажа окна вместе с обрамлениями утоплены в стену, под плоскости подоконья и простенков. Это наложение плоскостей не только создает уникальную пластику, но и одновременно  формирует своеобразный декор. Наличники украшены лепными элементами, представляющими собой нечто среднее между картушами и замковыми камнями, сильно вытянутыми, будто стекающими сверху вниз.  Капители пилястр, образованных выступами простенков, декорированы ортогональными завитками и растительностью. В подоконье каждого окна помещен рельефный медальон. Окна первого этажа оформлены скромнее – рельефными гирляндами. 
 
Особняк И.А. Миндовского. Въездные ворота и вход в особняк.
 
Задний фасад дома выходит на небольшой внутренний дворик с конюшнями, переоборудованными теперь в гараж. У особняка есть одна интересная особенность – главный вход в  него находится именно здесь, со стороны хозяйственного двора. Такое расположение входа предполагало исключительную приватность для будущих владельцев. Впрочем, архитектор явно предусмотрел возможность оборудования еще одного входа – со стороны переулка, - там он расположил широкое арочное окно, которое при желании легко могло быть перестроено в дверной проем.
 
На заднем фасаде представлен еще один вариант прорисовки силуэта здания и пластики стен. Здесь главной доминантой является выступающий ризалит с большим арочным окном, за которым скрыты пролеты лестницы, ведущей на второй этаж. Ризалит завершается наверху скругленным аттиком, в общих чертах повторяющим изгибы карнизов лицевых фасадов особняка. Но ведущую роль в создании динамики играет не он, а расположенный под ним большой фигурный козырек, опирающийся на капители пилястр. Под его сводом помещен стилизованный рыцарский герб со шлемом с опущенным забралом. В замковом камне арочного витражного окна – женский маскарон с закрытыми глазами.
 
В изображениях женских масок тоже не обошлось без образности и таинственных знаков. Одна из них с открытыми глазами, олицетворяет день, сияние солнца. Другая - с полуприкрытыми, символизирует сумерки, закат. А третья – с закрытыми, знаменует собой ночь, сон. А покой ее охраняет доблестный рыцарь. 
 
Особняк И.А. Миндовского. Въездные ворота и гараж (бывшие конюшни).
 
В ансамбле с особняком архитектором задуманы дворовые конюшни. Абсолютно утилитарная, казалось бы, хозяйственная постройка выполнена им с таким вкусом, что ничуть не уступает по своим художественным свойствам дому. Крыша конюшен образована цилиндрическим сводом с распалубками. В арочных торцах перекрытий сделаны выразительные полукруглые окна с фигурными переплетами. Каждый из цилиндрических объемов кровли подчеркнут невысоким скругленным аттиком и изящным изгибом козырька. Один из въездов в конюшню украшен скульптурным изображением головы лошади.
 
Особняк И.А. Миндовского. Ограда.
 
Заслуживает отдельного внимания и ограда двора. Изгибы ее металлических кованых решеток изящны и изобретательны. Сомкнутые створки ворот образуют рисунок, похожий на крылья бабочки. Этот воздушный и яркий образ часто использовался мастерами модерна как выражение легкости и радости бытия, надежды и возрождения. Пилоны ворот увенчаны оригинальными светильниками – жуками светлячками, они, как маленькие маяки, во тьме указывают путнику дорогу к дому.  
 
Особняк И.А. Миндовского. Аттик, пилон которого ранее украшал "фирменный знак" Л.Н. Кекушева - маска льва (ее очертания можно увидеть на черно-белой фотографии выше). 
 
Хорошо знакомые с творчеством Л.Н. Кекушева  непременно попытаются найти где-то среди декора его построек изображение льва. Архитектор почти всегда оставлял его как свой автограф. И в убранстве особняка ранее, действительно, присутствовал лев.  Его маска красовалась на одной из граней пилона аттика, обращенной к Поварской улице. «Подпись» автора утрачена со временем, и в процессе реставрации на ее месте поместили гирлянду, аналогичную тем, что украшают  остальные грани пилонов.  Но зато львы сохранились в интерьере здания. Их бронзовые маски можно увидеть на перилах парадной лестницы.
 
Согласно идее основателя торгово-строительного общества Я.А. Рекка, возводимые его компанией особняки должны были привлекать внимание не только своим внешним обликом, но и роскошью внутреннего убранства. С учетом того, что дом на Поварской возводился в условиях неопределенности вкусов будущего владельца, ансамбль его интерьеров был намеренно решен в различных стилях, чтобы удовлетворить все возможные предпочтения потенциального покупателя. Которого, к слову говоря, искали достаточно долго. И все это время особняк был оформлен на главу общества Я.А. Рекка, поэтому во многих источниках он упоминается именно как дом Рекка. 
 
Лишь в 1909 году особняк приобрел богатый текстильный фабрикант Иван Алексеевич Миндовский, один из совладельцев товариществ Волжской и Долматовской мануфактуры. После его смерти в 1912 году дом унаследовали четверо его детей – Ираида, Ольга, Иван и Николай. Клан Миндовских был очень богат, им принадлежало сразу несколько особняков в Москве. Не исключено, что дом на Поварской использовался для проживания кем-то конкретно из наследников или их детей. Но юридически свои права на владение им дружные Миндовские до революции не разграничили. После же 1917 года все их имущество было национализировано. Дом на Поварской был передан под общественные нужды. По одним сведениям, в нем был оборудован тифозный госпиталь, по другим – рабочий клуб. В 1924 году в бывшем особняке Миндовского разместилась Шведская миссия, позже - Посольство Швеции в СССР. С 1973 года по сегодняшний день дом занимает Посольство Новой Зеландии.
 
В 1990-х годах по инициативе новозеландских дипломатов была проведена масштабная реставрация здания. Выполнена она была по проекту, разработанному опытным архитектором-реставратором Б.Г. Могиновым. За успешно проведенную работу посольство Новой Зеландии удостоилось почетной премии Правительства Москвы «За уважение к культуре России».
 
 
8) Хлебный переулок, дом 26 – Дом 1904 года постройки
 
Дом № 26 в Хлебном переулке.
 
Дом № 26 в Хлебном переулке возведен в 1904 году архитектором Константином Федоровичем Буровым. О владельце дома история умалчивает. Что же касается К.Ф. Бурова, то он был достаточно известным в Москве архитектором, занимался проектированием и строительством как жилых, так и общественных зданий, среди которых были и работы в стилистике модерна. Нам этот зодчий уже знаком по пристройке к доходному дому братьев А.Ф. и Н.Ф. Бочаровых на Гоголевском бульваре, которую он осуществлял в 1906 году и о которой мы упоминали в первой экскурсии.
 
Изначально дом был двухэтажным. В 1947 году его надстроили еще на 2 этажа и оборудовали лифтом, шахту которого пристроили с торца здания. Что удивительно для послевоенного времени, надстроенные этажи были оформлены в духе первоначального облика дома, с обращением к теме, заданной К.Ф. Буровым. Возможно, такое внимание к архитектурным деталям и техническому оснащению дома было связано с тем, что его готовили для проживания высших военных чинов. Среди жильцов дома известны Маршал Советского Союза В.Д. Соколовский и маршал войск связи И.Т. Пересыпкин. А может быть, сохранение и воссоздание исторических черт здания связано с протекцией сына Константина Федоровича Бурова – Андрея Константиновича. Он, как и отец, стал архитектором, и в советский период был весьма востребован и авторитетен. А.К. Буров серьезно занимался вопросами декора и разработкой новаторских методик поточно-индустриального строительства. Так что сын, неравнодушный к декоративной атрибутике в целом и работам отца в частности, вполне мог оказать какое-то влияние на судьбу дома. Как бы там ни было, облик дома получился очень гармоничным и привлекательным.
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Фасад.
 
Фасад здания несимметричен. Парадный вход расположен в правой его части и представлен двумя дверными проемами. Над входом нависает прямоугольный объем эркера в три этажа. В левой части фасада из плоскости стены выступает небольшой ризалит, декорированный в той же манере, что и эркер. Он немного уравновешивает композицию. Выступы ризалита и эркера в силуэте подчеркнуты аттиками со сложнопрофилированными карнизами и скругленными фронтонами. На торцевой стене дома за сильно выступающим ризалитом скрыта шахта лифта. Поскольку этот торец выходит во внутренний двор, архитектор, выполнявший пристройку шахты, счел нужным декорировать скрывающий ее ризалит в чертах, аналогичных лицевому фасаду.  
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Вход.
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Львица.
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Львица.
 
Самые примечательные элементы архитектурного декора здания – это, конечно же, скульптурные консоли эркера с львиными изваяниями и рельефное панно над входом. Что интересно, на консолях изображены не львы, столь любимые архитекторами, а львицы. Видимо, так К.Ф. Буров выразил свою позицию в отношении равноправия полов. На лепном же панно над входом мы можем увидеть целый ковер из листьев и плодов каштана – одного из самых популярных растений стиля модерн.
 
Что касается колористики, в оформлении здания используется три цвета. Это светлый серо-бежевый оттенок основной площади стен, рыжевато-коричневый в качестве придания контраста и подчеркивания фактуры и голубовато-серый оттенок полыни – цвет лепнины. Вариантов фактуры стен тоже три: гладкая штукатурка, руст и кирпичная кладка. Такое сочетание цветов и фактур позволяет разнообразить однородность фасадной плоскости, расставить акценты и в целом создать гармоничный и приятный взгляду образ.
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Оформление окон первого и второго этажей.
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Оформление окон третьего и четвертого этажей. Балконы.
 
Отделка стен, их окрас и лепной декор индивидуальны на каждом из этажей. На первом стены располосованы рустикой в классицистической манере и выкрашены в основной светлый оттенок. Так этаж выглядит более основательно, как цокольная основа. Прямоугольные окна слегка утоплены вглубь стены и декорированы  округлой формы наличниками, в замковых камнях которых помещены симпатичные женские маскароны, а в основаниях – небольшие розетки. Окно ризалита обрамлено прямоугольным наличником с рельефным рисунком из каштановых листьев и плодов, созвучным рисунку панно над входом.
 
На втором этаже часть стен гладко оштукатурена, а часть открывает кирпичную кладку, фактура которой подчеркнута выкрасом в цвет светлого кирпича. Арочные окна ризалита и эркера украшены подоконными лепными панно, изображающими картуши в обрамлении цветов и побегов колокольчика. Остальные окна, тоже арочные, убраны в высокие наличники с волнообразными фронтонами. В тимпанах фронтонов – рельефные композиции из картушей в духе тех, что размещены в подоконных панно эркера и ризалита, и отдельных цветков. В простенках между окнами тянется рельефный каштановый фриз. 
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Элементы скульптурного декора.
 
Третий этаж тоже сочетает гладкую штукатурку и кирпичную кладку. На окно ризалита «перебрался» снизу наличник с волнообразным фронтоном, но декорирован он иначе, в общей тематике этажа. На этом уровне фасада тоже имеются подоконные панно, изображают они венки из травяных побегов. Тот же сюжет и в тимпане фронтона. Помимо этого, третий этаж украшен рельефной тягой и фризом, протянувшимся между окнами. 
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Элементы скульптурного декора: панно с каштаном (слева) и женский маскарон в замковом камне (справа). 
 
Стены верхнего этажа полностью гладкие и выкрашены в основной цвет. Визуально это создает эффект легкости, воздушности. Так за счет использования разных оттенков и фактур в отделке постепенно, от основательного цоколя к крыше дома, уменьшается вес постройки. В декоре четвертого этажа – подоконные панно с венками из трав и объединяющий окна рельефный фриз, тоже растительных мотивов. Завершающийся здесь эркер увенчан крупным фронтоном. На нем красуется скульптурный картуш с гирляндами.  Под фронтоном – небольшие панно в квадратных рамках.
 
Дом № 26 в Хлебном переулке. Оформление фронтона эркера. 
 
На верхних этажах ритм оконных проемов прорезан двумя парами небольших балкончиков с ажурными металлическими перилами. Художественная ковка и литье – тоже излюбленные приемы в модерне. Ограда придомового участка также выполнена из металла и повторяет рисунок балконных решеток.
 
Вообще стоит еще раз отметить, что в облике этого дома все очень слаженно и благозвучно.
 
В 1990-е годы во время реконструкции здание надстроили еще одним этажом – мансардным. Нельзя сказать, что в этом случае архитекторы были столь же гуманны, как их предшественники, но, во всяком случае, пристроенная «стекляшка» не сильно обезобразила облик здания. 
 
 
9) Хлебный переулок, дом 18 – Особняк С.У. Соловьева.
 
Особняк С.У. Соловьева в Хлебном переулке.
 
Этот особняк, построенный в 1901-1902 годах архитектором Сергеем Устиновичем Соловьевым для себя лично, совершенно справедливо причисляется к самым интересным образцам московского модерна.  Незаурядная постройка является ярким отражением присущей модерну тяги к стилизации. Если эклектика, к примеру, просто подражает мотивам архитектуры другого времени, без активных попыток преображения в нечто новое, то модерн характеризуется куда большей свободой творчества. Для него заимствования из прошлого и других стилевых направлений – это непременно метаморфозы и ассоциации. Так и в особняке Соловьева прослеживается влияние средневековой готики, ренессанса и других стилей, но оно переосмыслено, и, казалось бы, знакомые идеи выражены в совершенно новом контексте. 
 
Особняк С.У. Соловьева вид со стороны Малого Ржевского переулка.
 
Здание занимает участок на пересечении Малого Ржевского и Хлебного переулков. Его пространственная композиция составлена из двух примыкающих друг к другу объемов. Более высокая угловая часть дома с устремленным ввысь треугольным щипцом своим обликом очень напоминает городские постройки Западной Европы времен Средневековья. Более низкая часть особняка, в которой располагается вход, имеет черты, схожие с итальянскими ренессансными палаццо.
 
Принадлежность модерну прослеживается в разнообразии использованных материалов, широкой гамме фактур, оттенков и принципе их комбинирования. Архитектор применил в облицовке стен здания характерный для стиля прием визуального облегчения декоративной массы от низа к верху. Цоколь особняка оформлен крупными блоками темно-серого камня, средняя часть стен в основном покрыта светло-коричневой керамической плиткой «кабанчик», верх постройки гладко оштукатурен и выкрашен в светло-бежевый оттенок. 
 
Архитектором использованы и такие безусловные атрибуты стиля как разнообразный архитектурный, керамический, скульптурный декор, а также художественная ковка металла. В модерне все пропитано любовью к индивидуальности, самобытности, детальности, отсюда и выбор в пользу рукодельного, кустарного, выполненного в единственном экземпляре и под заказ. 
 
 
Особняк С.У. Соловьева. Главное окно.
 
Повышенный угловой объем здания со стороны Малого Ржевского переулка выглядит наиболее внушительно. Большое трехчастное окно, освещающее гостиную, декорировано сверху сандриком с завитками - волютами. В подоконье располагается наклонная скульптурная полочка, одновременно служащая постаментом для окна и козырьком для керамического панно.
 
Особняк С.У. Соловьева. Керамическое панно под главным окном.
 
Рельефные изразцы, из которых составлено панно, имеют сложный, неоднородный голубовато-фиолетовый оттенок и образуют изысканный орнаментальный рисунок. Кстати, все керамические элементы, украшающие особняк, были изготовлены на Абрамцевском заводе. В щипце прорезаны узкие, как бойницы, оконные проемы. Они подчеркивают сходство со средневековыми сооружениями. 
 
Особняк С.У. Соловьева. Декор фасада по Хлебному переулку.
 
Особняк С.У. Соловьева. Керамические панно с изображениями девушек.
 
Очень интересно декорирован фасад, выходящий в Хлебный переулок. Здесь над большим окном первого этажа, где располагался кабинет хозяина, находится оригинальная композиция из четырех полукруглых, объединенных скульптурным наличником керамических панно. Изображенные на них девушки – это аллегории архитектуры, живописи, ваяния и музыки. Есть мнение, что автором панно являлась художница М.В. Якунчикова.
 
Особняк С.У. Соловьева. Рельефное изображение женщины с совой.
 
Изгибы наличника, обрамляющего керамические вставки, увенчаны необычным рельефом крылатой женщины в шлеме с восседающей на нем совой. Искусствоведы трактуют эту скульптуру как изображение Афины Паллады – богини, покровительствовавшей знаниям, мудрости, искусствам и ремеслам. Однако глядя на ее перепончатые,  как у летучих мышей, крылья, на россыпь опьяняющих и усыпляющих своим ароматом маковых цветов за ее спиной, рождается и другая ассоциация – мистическая. Быть может, перед нами суккуб – демоническая искусительница, являющаяся в сладострастных снах молодым мужчинам, околдовывающая их и стремящаяся обрести власть над их чувствами, мыслями и телом. А сова на голове девы может свидетельствовать о том, что хозяйка ее не кто иная, как сама Лилит – повелительница суккубов. Эта королева-демоница полуночи часто изображается художниками с совой, а ее имя переводится с семитских языков как «неясыть», птица из семейства совиных. В пользу такой трактовки образа говорят и другие декоративные детали особняка, в чертах которых можно проследить мотив ночи, таинственности и демонизма. Как бы там ни было, архитектор использовал при художественном оформлении дома очень яркие образы и предоставил ценителям широкое пространство для фантазий.
 
Особняк С.У. Соловьева. Майоликовое панно с видом античных развалин в ночи.
 
Между окнами второго этажа размещено выразительное майоликовое панно с ночным видом античных развалин. Этот сюжет поразительно похож на акварель М.А. Врубеля «Рим. Форум ночью». Возможно, художник имел отношение к созданию панно, хотя точных свидетельств этому нет.
 
 
Особняк С.У. Соловьева. Фасад пониженного объема здания, в котором располагаемся вход.
 
Особняк С.У. Соловьева. Керамические тондо с римскими цифрами.
 
Меньшая по высоте часть особняка, в которой расположен вход, характеризуется асимметрией и разнообразием оконных проемов. Здесь имеются и арочные окна, и прямоугольные, и сдвоенные, и окна-бойницы. Карниз над этой частью здания очень сильно вынесен за плоскость фасада. Его поддерживают фигурные кованые кронштейны, рисунок которых похож на ветви лозы, ползущей по стенам. Под карнизом находятся оригинальные майоликовые тондо с цифрами в окружении цветов. В них зашифрованы даты строительства особняка. На фасаде, выходящем во двор, и углу здания нарисованы арабские цифры 1901 – год начала работ. На фасаде по Малому Ржевскому изображены римские цифры MDCCCCII, означающие 1902 - год завершения строительства. Кстати, в римских цифрах у художника закралась ошибка: по правилам цифра С при написании больших чисел может повторяться не более трех раз, поэтому число 1902 должно выглядеть иначе – MCMII. Но простим автору эту небольшую неточность.
 
Особняк С.У. Соловьева. Кованые детали декора.
 
С боковой стороны особняка можно увидеть небольшой балкончик, выходящий во внутренний двор. Его перила выполнены из кованого металла, изгибающегося в повторяющемся орнаменте. Ограда двора и въездные ворота тоже кованые и имеют заостренные фигурные навершия, симпатичные, но одновременно и опасные, предупреждающие от попыток штурма. Часть окон спрятана за массивными коваными решетками, тоже защищающими дом от непрошенных гостей. 
 
Особняк С.У. Соловьева. Лев.
 
Особняк С.У. Соловьева. Химера.
 
Особняк С.У. Соловьева. Летучая мышь над почтовым ящиком.
 
Решетки не единственное средство безопасности. У особняка имеется весьма устрашающего вида охрана. Один из ее представителей – воинственный рычащий лев у самого входа, другой – химера с песьей оскаленной мордой и бараньими рогами, притаившаяся над окном первого этажа. И даже корреспонденция владельца дома под присмотром: над щелью почтового ящика распахнула свои крылья летучая мышь. Сомнений нет – тайна переписки хозяина будет сохранена! 
 
Особняк С.У. Соловьева. Сова с совятами.
 
Но это еще не все обитатели фасадов. Углы повышенного объема здания оформляют тонкие каменные колонны. И у их оснований приютились совы с совятами. Рельефы льва и сов мастерски выполнены из натурального камня скульптором Н.А. Андреевым.
 
Архитектор С.У. Соловьев прожил в своем особняке до 1912 года. С 1912 по 1917 год дом занимал известный художник-график и иллюстратор П.Я. Павлинов. После революции национализированное здание было отдано под размещение посольств и дипломатических представительств. До разрыва в 2008 году дипломатических отношений между Россией и Грузией здесь находилось грузинское посольство, теперь же в здании располагается Секция интересов Грузии посольства Швейцарии.
 
Бывший особняк С.У. Соловьева – один из претендентов на звание дома Маргариты, героини легендарного романа М.А. Булгакова. Некоторые литературоведы считают, что писатель в образе дома Маргариты соединил два особняка - С.У. Соловьева и И.И. Некрасова, расположенный напротив. Именно так у него вышел прекрасный готический особняк в переулке близ Арбата, с трехстворчатым окном в фонаре и отдельным садом.
 
Связан дом и с известным фильмом «Семнадцать мгновений весны». В нем находилась конспиративная квартира Гестапо, где фашисты удерживали радистку Кэт и откуда она благополучно сбежала. В восьмой серии киноленты Штирлиц, являвшийся куратором операции по разоблачению Кэт, приезжает в этот дом в гости к радистам, чтобы узнать, как идут дела и заодно выпить кофе (правда, ему вместо него предлагают трофейный чай).
 
 
10) Медвежий переулок, дом 2 - Особняк Ас.А. Тарасова
 
Особняк Ас.А. Тарасова в Медвежьем переулке.
 
Особняк на углу Медвежьего и Скатертного переулка был построен в 1905 году и принадлежал Аслану Александровичу Тарасову, представителю знаменитого армянского клана купцов Тарасовых.
 
Основателем семейного дела Тарасовых по торговле мануфактурными товарами и тканями считается дед владельца этого особняка – тоже Аслан. Говорят, что фамилия его изначально звучала как Тарасян, но позже «русифицировалась». Аналогичная история произошла и с именем: «Аслан» в процессе обрусения трансформировалось в «Афанасий» (поэтому дети Аслана-старшего во многих источниках фигурируют под разными отчествами – где-то как Аслановичи, где-то как Афанасьевичи). Начавшееся с небольшой лавки в Армавире коммерческое предприятие со временем разрослось до внушительной фирмы «Товарищество мануфактур братьев Тарасовых» с представительствами в нескольких российских городах. Трое из пятерых сыновей Аслана-старшего перебрались на жительство в Москву, где на Старой площади в здании Боярского двора к началу XX века обосновалось Правление их фирмы. Братья Тарасовы пользовались в первопрестольной значительным влиянием в деловой среде и владели дорогостоящей недвижимостью в самых престижных районах города. Фамилия их стояла в одном ряду с такими известными предпринимателями как Рябушинские и Морозовы. Аслан Александрович, внук Аслана-старшего, тоже проживал в Москве и являлся представителем семейного торгового дела.
 
Вопрос авторства постройки остается до конца не выясненным. Первоначальный проект дома в эклектической стилистике выполнил Сергей Константинович Родионов, очень известный и плодовитый зодчий. Но строительство было осуществлено по иному проекту, в духе раннего московского модерна. Чертеж постройки был подан на утверждение в Городскую управу за подписью некоего В.П. Вопилова, архитектурного техника, не являвшегося выпускником МУЖВЗ и впоследствии среди московских архитекторов не упоминавшегося. Предположительно, В.П. Вопилов был помощником Родионова. Он либо просто сделал для направления в управу копию с не дошедшего до нас авторского проекта Сергея Константиновича, либо выполнял проектную работу под его руководством.
 
Особняк Ас.А. Тарасова. Угловой граненый объем - главный элемент композиции особняка.
 
Главный элемент композиции этого небольшого двухэтажного особняка – угловой граненый объем, напоминающий башню. К нему примыкают боковые крылья, одно из которых обращено к Скатертному переулку, другое – к Медвежьему. Спокойная ритмика окон напоминает, скорее, о традиционных для ампира, а не модерна, принципах фасадной организации. Внешне дом выглядит довольно приземистым, основательным и даже патриархальным. Но эти черты, пожалуй, придают ему особое очарование и своеобразие. А яркий, насыщенный скульптурный декор, восходящий к мотивам французского Ар Нуво, безусловно, свидетельствует о современности постройки и ее соответствии модным веяниям начала XX века.
 
Грани башенного объема создают основу светотеневой аранжировки поверхностей фасадов. Примененные в оформлении угловой части особняка архитектурные элементы в тех или иных сочетаниях повторяются на фасадах крыльев.
 
Особняк Ас.А. Тарасова. Декор окон по Скатертному переулку.
 
Особняк Ас.А. Тарасова. Декор окон по Медвежьему переулку.
 
Примечательно, что лепное убранство здания усиливается от низа к верху. На первом этаже оно почти отсутствует, второй же этаж пышно оформлен, и основная масса лепнины сосредоточена под козырьком дома. Такое лепное изобилие в верхней части фасада вполне гармонирует с толстыми фигурными пилонами на крыше. Создается ощущение, будто особняк увенчан роскошной короной.
 
Особняк Ас.А. Тарасова. Сложнопрофилированная пилястра, украшенная завитками.
 
Особняк Ас.А. Тарасова. Вход.
 
Сложнопрофилированные пилястры, карнизы, наличники окон, многочисленные изящные завитки – все эти детали тщательно проработаны и мастерски выполнены. Не сохранились оригинальные балконные ограждения и металлические решетки, располагавшиеся на крыше между пилонами и в оконных проемах полуподвального этажа. Часть металлического декора замена на новый, более примитивный, часть утрачена безвозвратно. А жаль, ведь он играл немалую декоративную роль. О былой красоте и изяществе типично модерновых рисунков металлических элементов сегодня говорят только фотографии прошлых лет и сохранившиеся проектные чертежи. Стоит отметить, что внешний вид дома теперь куда скромнее, чем был раньше. 
 
В 1911 году у владельца особняка Аслана Тарасова родился сын Лев (Леон). Имеются сведения, что произошло это именно здесь, в этом доме. Льву суждено было стать известным писателем и историком, правда, не русским, а французским. После большевистского переворота Аслан Александрович с семьей эмигрировал во Францию. И литературную карьеру бывший русский армянин Лев Тарасов, волею судьбы превратившийся во француза, начал уже в Париже под именем Анри Труайя. За свою 95-летнюю жизнь он написал более сотни произведений, почти половина которых посвящена России.
 
 
11) Скатертный переулок, дом 4 – Особняк Ал. А. Тарасова.
 
Особняк Ал.А. Тарасова в Скатертном переулке.
 
Здание, примыкающее к особняку Аслана Александровича Тарасова, построено в 1907 году по заказу его отца - Александра Аслановича (Афанасьевича) Тарасова. Внешним видом оно, скорее, напоминает доходный дом, однако это тоже особняк, выстроенный для личного проживания.
 
Дом построен по проекту архитектора Михаила Георгиевича Гейслера в духе смешения двух стилей - модерна и неоклассики. Это стилевое сочетание в полной мере отражает смену архитектурных предпочтений московских застройщиков в период с 1905 по 1910 годы. 
 
Особняк Ал.А. Тарасова. Детали декора: скульптурные кронштейны эркера (слева вверху), пальметта (слева внизу), фигурный пилон въездных ворот (справа).
 
Особняк Ал.А. Тарасова. План первого этажа, арх. М.Г. Гейслер.
 
Объемно-пространственная композиция дома традиционна для модерна. В ней все подчинено требованиям функционала и комфорта. Очень необычно была выполнена пристройка заднего бокового объема с аркой в первом этаже. Причем арка представляла собой изгибающийся по окружности проезд на задний двор. Сегодня оценить этот нетривиальный прием планировки можно только по сохранившимся чертежам здания, т.к. арка застроена, а въезд во внутренний двор организован через ворота соседнего особняка, со стороны Медвежьего переулка. А о существовании въезда со стороны Скатертного переулка напоминает лишь сохранившийся фигурный пилон ворот. 
 
Особняк Ал.А. Тарасова. Угловой эркер (слева) и вход в особняк (справа). 
 
Особняк Ал.А. Тарасова. Балкон и майоликовое панно над ним. 
 
Фасад здания частично облицован любимым архитекторами модерна керамическим «кабанчиком». С помощью него выделены места раскреповки: он покрывает выступы пилястр и углового эркера. Центр фасада смещен относительно его середины и акцентирован выступом карниза, симпатичным балконом эллиптической формы и майоликовым панно над ним красивого темно-синего цвета. Еще один безусловный атрибут модерна - ажурные металлические решетки, украшающие главный балкон и французский балкончик над входом в особняк. Это, пожалуй, все элементы стиля модерн.
 
Остальные же декоративные детали – картуши с гирляндами, пальметты над входом, кронштейны, межэтажная тяга с меандровым орнаментом, руст нижнего этажа и обрамления окон – являются отголосками античной архитектуры, типичными для языка неоклассицизма.  
 
 
12) Мерзляковский переулок, дом 20, строение 1 – Доходный дом Ф.А. Александрова
 
Доходный дом Ф.А. Александрова в Мерзляковском переулке.
 
Этот дом, изначально трехэтажный, был построен в 1902 году архитектором Анатолием Александровичем Остроградским для доктора медицины, приват-доцента Московского университета, акушера-гинеколога Федора Александровича Александрова. Несмотря на некоторое сходство фасадной композиции дома с особняком, здание представляло собой типичный для центра Москвы доходный дом. В нем, кроме апартаментов владельца и помещений, отводившихся под его небольшую акушерско-гинекологическую частную клинику, имелось еще несколько квартир для сдачи внаем.
 
Доходный дом Ф.А. Александрова. Фотография 1960 года, демонстрирующая отличия с современным видом здания. На месте современного крайнего левого окна в первом этаже ранее располагался вход в приватную часть дома, предназначавшуюся для проживания доктора и его семьи.
 
Главный фасад здания изначально был полностью симметричен. С правой стороны, где сегодня организован парадный вход, располагался арочный въезд во двор. С левой стороны, симметрично ему, находился приватный вход в хозяйскую часть. Он переоборудован в оконный проем при перестройке 1960-х годов и впоследствии не восстановлен. В центре фасада находился вход в наемные квартиры. Он также заложен в 1960-х и не восстановлен. Парадная лестница этого общественного входа по традиции планировки московских доходных домов эпохи модерна была вынесена на фасад. Для ее освещения и создания декоративного акцента предусмотрено большое, вытянутое в высоту арочное окно. Для оформления верхнего света парадного вестибюля сделано овальное окно «бычий глаз», тоже очень характерное для модерна.
 
Доходный дом Ф.А. Александрова. Центральный ризалит с арочным окном, освещающим парадную лестницу, и круглым окном, предназначенным для формирования верхнего света парадного вестибюля. 
 
Основная площадь стен лицевого фасада облицована матовым кремового цвета «кабанчиком», оштукатуренные поверхности и лепные элементы выкрашены приятного голубовато-зеленого оттенка краской. Фасад имеет богатую пластику. Вертикально он расчленен при помощи трех небольшого выноса ризалитов, подчеркнутых в силуэте выступами фигурных аттиков над карнизом. Горизонтальное деление осуществлено многочисленными тягами и межэтажными карнизами.
 
Доходный дом Ф.А. Александрова. Окно "бычий глаз".
 
Доходный дом Ф.А. Александрова. Детали декора: рельефное панно с ирисами и маками (слева вверху), майоликовое панно с бессмертниками (слева внизу), женский маскарон (справа).
 
Внешний облик дома очень выразителен и оригинален. Значительное оживление ему придает скульптурный декор, выполненный в пышных формах французского Ар Нуво. Различной формы обрамления окон, в том числе и массивный наличник «бычьего глаза» с гипертрофированным замковым камнем, «свисающие» с карниза пилястры, украшенные геометризованным рисунком, множество флоральных завитков, выполненных в духе рокайльного стиля, задумчивые женские маскароны, декоративное рельефное панно на наклонной полочке под центральным окном, изображающее цветущие ирисы и маки, - все это придает зданию неповторимый шарм.
 
Использована в оформлении здания и столь любимая модерном керамика. Под двумя боковыми окнами третьего этажа находятся майоликовые панно, составленные из абрамцевских изразцов в изумрудно-охристой гамме. Изразцы сделаны по эскизам М.А. Врубеля и изображают бессмертники.  
 
Доходный дом Ф.А. Александрова. Декор окон и балконов.
 
Доходный дом Ф.А. Александрова. Фрагмент центрального ризалита (слева) и аттики (справа).
 
Еще один уникальный предмет декоративного убранства здания – металлические решетки с экспрессивным рисунком. Они украшают балконы второго и третьего этажа, аттики на крыше и вход в дом (бывшую арку). Прихотливые переплетения их завитков придают зданию особый парижский шик.
 
Как мы уже упоминали, дом подвергался перестройке в 60-х годах XX века. В процессе ее он потерял многие детали своего декора. В арке был оборудован вход в здание, два других же были заложены, балкон над бывшим арочным проездом и аттики на крыше снесены, утрачены почти все металлические решетки, рамы окон с оригинальными фигурными переплетами заменены на примитивные, закрашены краской керамические панно. Коснулись изменения и интерьеров здания – они тоже были обезличены.
 
В 2000-х годах дом отреставрировали и надстроили на один этаж. Декоративные элементы исторической части фасада были восстановлены, надстроенная часть дополнена стилизованными деталями. При строительстве в начале XX века А.А. Остроградский создал два проекта особняка, с разным оформлением фасада. И при реставрационных работах для воссоздания некоторых элементов использовались оба эти варианта. В частности, оконные переплеты выполнены по наименее сложному рисунку, представленному в нереализованном Остроградским проекте. Появились и абсолютно новые детали, инициированные реставраторами, – орнаментальные цветные витражи главного окна и овального. Они вполне гармонично вписались в облик дома и стали его приятным дополнением.
 
 
13) Большая Никитская улица, дом 31 - Доходный дом в составе жилого многоквартирного комплекса Элькинд.
 
Доходный дом в составе многоквартирного комплекса Элькинд.
 
Это большое здание построено в 1901-1903 годах как часть комплекса многоквартирных доходных домов, состоящего из четырех крупных корпусов и занимающего собой целый квартал. Современные адреса корпусов в порядке их внутренней нумерации, от первого к четвертому: Большая Никитская улица, дом 31, Мерзляковский переулок, дом 15, Столовый переулок, дома 6/2 и 4. Пары примыкающих друг к другу корпусов (1,3 и 2,4) разделены проездом, который до 1910-х годов был отделен от Мерзляковского и Столового переулков большими воротами. Все четыре здания комплекса имеют собственные внутренние дворики, попасть в которые можно из общего проезда через арки. 
 
Комплекс доходных домов Элькинд. Корпуса 1 (справа) и 2 (слева).
 
Комплекс возводился для коммерческих целей: сдачи жилых квартир внаем, а помещений нижних этажей – для выкупа или аренды под торговые нужды. О втором корпусе (Мерзляковский переулок, дом 15) известно, что он принадлежал некоему Элькинду, предпринимателю. Имя и отчество или инициалы домовладельца, к сожалению, не известны. Вероятно, и остальные три корпуса принадлежали тому же лицу, хотя эта информация не подтверждена. Строительство осуществлялось по проекту выдающихся архитекторов Николая Дмитриевича Струкова и Владимира Петровича Цейдлера.
 
Четыре корпуса комплекса выполнены приблизительно в единой стилистике, однако первый, расположенный на Большой Никитской, 31, наиболее эффектен и представителен. И именно он нас будет интересовать. Его лицевая сторона, обращенная к площади Никитских ворот и хорошо обозреваемая почти со всех точек большого треугольника на пересечении Никитских улиц с Бульварным кольцом, богато декорирована и является своего рода визитной карточкой всего комплекса. А после недавней успешной реставрации это здание, которому вернули его великолепные куполы, пожалуй, даже стало самым впечатляющим на всей площади.
 
Доходный дом Элькинд. Аттик и лоджия.
 
Доходный дом Элькинд. Боковой эркер, увенчанный шлемовидным куполом.
 
Пластику фасадной плоскости дома определяют три эркера – два боковых трапециевидной формы и циркульный, высотой в один этаж, в середине фасада, – а также округлая арочная ниша центральной лоджии. Заданное этими элементами изменение плоскостного рельефа акцентировано и в силуэте здания. Сделано это при помощи двух шлемовидных куполов, возвышающихся над боковыми эркерами, и крупного фигурного аттика по центру. 
 
Доходный дом Элькинд. Фрагмент главного фасада.
 
Ритмика оконных проемов довольно монотонна, зато вариативность их форм и обрамлений вносит значительное разнообразие в этот четкий темп. Здесь не просто применен прием различной трактовки отдельных этажей, типичный для оформления доходных домов, а по-своему интерпретирован каждый изгиб фасадной плоскости. Мы можем наблюдать арочные окна, трехчастные, парные, квадратные, прямоугольные. А виды их обрамлений даже сложно перечислить. При этом декор оконных наличников не лишен эклектичности и заимствует формы разных архитектурных направлений, от классицизма до псевдорусского стиля.
 
Доходный дом Элькинд. Детали декора: ажурные решетки окон мансардного этажа (слева сверху), лепной декоративный элемент над входом в магазин со стороны Б. Никитской (слева внизу) и оформление экрера (справа).
 
Доходный дом Элькинд. Детали декора: женский маскарон в тюбетейке (слева вверху), балкончик (слева внизу), лепнина и шпили аттика (справа). 
 
Интересны рельефные украшения здания: женские головки в шапочках и в обрамлении распущенных локонов, панно в тимпанах полуциркульных фронтонов оконных наличников, ленты орнаментального фриза фигурного аттика, скульптурные композиции на «свисающих» с карниза плоских щитках.
 
Насыщенность лепного убранства здания нарастает снизу вверх, от первого этажа к крыше. Это создает эффект монументальности, величественности постройки.
 
Еще одним важным типом декоративных элементов здания являются различной формы балконы с ажурными решетками. Пластичный рисунок их литых металлических ограждений четко выделяется на фоне светло-голубых оштукатуренных стен и вносит значительное разнообразие в массу использованного скульптурного декора . Ранее аналогичные решетки украшали козырьки подъездов дома, ворота главного проезда между корпусами и арок, ведущих во внутренние дворики. Все решетки были чугунными, каслинского литья. К сожалению, большая часть металлических деталей утрачена в послереволюционное время и не восстановлена при реставрации.
 
Помимо литых чугунных ограждений, в оформлении здания применен еще один вид металлических решеток – на окнах верхнего этажа. Их рисунок настолько искусно проработан, что они напоминают собой тонкое, буквально невесомое кружево, а светло-золотистый цвет металла, из которого они выполнены, лишь усиливает это сходство.
 
Безусловно, самыми впечатляющими предметами убранства доходного дома являются его куполы и многочисленные шпили. Верхний этаж здания с венчающими его завершениями выглядит подобно роскошной короне. Архитекторам удалось создать запоминающийся образ постройки, придав ей такой сложный и выразительный силуэт. Благодаря использованным архитектурно-художественным средствам обычный доходный дом буквально был превращен в настоящий дворец, достойный восхищения.
 
Долгие годы (предположительно, с 1940-х годов) здание было лишено своего главного купола и некоторых других элементов убранства и выглядело куда скромнее, нежели сейчас. Декор восстановили совсем недавно, при реставрации 2010-2013 годов. И хотя проект реконструкции несколько отличается от оригинального, надо отдать должное проведенной работе, т.к. после нее здание преобразилось и вновь стало одной из доминант площади Никитских ворот. 
 
 
14) Малая Никитская улица, дом 6 - Особняк С.П. Рябушинского (А.А. Рябушинской).
 
Особняк С.П. Рябушинского на Малой Никитской улице.
 
Элегантный особняк в стилистике венского модерна был построен в 1900-1903 годах знаменитым архитектором Федором Осиповичем Шехтелем по заказу московского миллионера, представителя купеческого семейства старообрядцев Степана Павловича Рябушинского.
 
Этот дом стал образцом изящной простоты, сдержанной изысканности, пришедшей на смену вычурности, подчеркнутой роскоши и обильности декора построек предшествующего времени. Он – результат стилистических поисков, творческой эволюции архитектора, переосмысления опыта западных коллег.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Вид со стороны Спиридоновки.
 
При проектировании сооружения Ф.О. Шехтель показал себя настоящим виртуозом организации пространства. Композиция здания построена на сочетании нескольких кубических объемов, расположенных вокруг единого для них композиционного ядра, стержня. Таковым является холл со спиралевидной парадной лестницей, ведущей на второй этаж. Шехтель является одним из первых архитекторов, на практике реализовавшим принцип новой пространственно-планировочной организации особняков – центрической. Стержень композиции строго вертикален, и в символическом смысле его можно уподобить стволу дерева, от которого на разных уровнях отходят «ветви» – комнаты.
 
Подобная планировка внутренних помещений обуславливает асимметрию внешних стен дома. Композиция особняка при всей кажущейся простоте и ясности далека от упрощенности. С основных точек обзора дом выглядит кубовидным. Вместе с тем его форма значительно усложнена отступами, выступами, повышением объемов. Простые составные части образуют сложное и неоднозначное целое. С первого взгляда составить полное представление об особняке невозможно. Общая картина складывается только в процессе постепенного осмотра с разных точек зрения и с разных расстояний.
 
Здание перекрыто почти плоской, с небольшим уклоном скатов, крышей, в центре которой, над главным холлом дома, возвышается стеклянная призма светового фонаря.
 
Расположение входов в особняк и их оформление говорят о равнозначности публичной и приватной сторон жизни его владельцев. Два масштабных крыльца подобны друг другу, но не идентичны. Каждое из них отличается своеобразием формы и каждое играет важную роль в имидже дома.
 
Очень интересно произведено включение дома в общегородской ансамбль. Основной объем постройки расположен внутри двора, что подчеркивает его независимость от уличной трассы. Но сильный выступ центрального ризалита и еще больший вынос открытого тамбура крыльца, выходящего на красную линию улицы, визуально приближают дом к проезду и делают его составным элементом уличной застройки. Таким образом, в усадьбе Рябушинских внутреннее и внешнее сосуществуют подобно двум мирам, устроенным каждый по собственным законам, но гармонично сообщающимся друг с другом.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Части мозаичного фриза.
 
Стены особняка облицованы светло-бежевым керамическим «кабанчиком», на фоне которого хорошо выделяются укрупненные оштукатуренные оконные обрамления и полоса цветного мозаичного фриза, опоясывающая большую часть периметра здания. Мягкие колеблющиеся стебли цветущих орхидей, изображенных на фризе, приятно разбавляют некоторую строгость гладких стен и четкий геометризм линий постройки. Рисунок очень живописный, натуралистичный и невероятно изящный. Эта мозаика была выполнена по собственным эскизам Ф. О. Шехтеля в мастерской известного мозаичиста В.А. Фролова.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Окна-бойницы и мозаичный фриз.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Фигурное окно справа от уличного входа.
 
Окна особняка разнообразны по своему внешнему виду. Здесь можно увидеть крупные и поменьше прямоугольные проемы, арочные, фигурные, окна-бойницы. Особенно интересны крупные окна, каждое из которых украшено уникальным рисунком переплетов. У одних это цветы, у других - плодовые деревья, у третьих – текучие и плавные абстрактные линии. Примечательно также окно справа от парадного входа. Оно имеет очень необычную форму и украшено еще более необычным штукатурно-кирпичным наличником.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Боковое крыльцо.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Балкон, выходящий в сад.
 
Мягкие, почти скульптурные формы крылец и балкона, выходящего в сад, оттеняют лаконичность основных объемов дома и вносят в облик особняка значительное художественное разнообразие. Открытый тамбур парадного крыльца у своего основания как бы оплывает книзу, плавно переходя в основание ограды участка и тем самым еще раз подчеркивая неразрывное единство и взаимосвязь всех компонентов, составляющих облик усадьбы.  
 
Особняк С.П. Рябушинского. Балкон над уличным входом.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Кованая ограда.
 
Особняк С.П. Рябушинского. Кованое ограждение бокового крыльца.
 
Отдельной декоративной темой в оформлении усадьбы являются металлические украшения. Кованая ограда участка на низком каменном цоколе выполнена в форме повторяющихся спиралевидных завитков, напоминающих барашки морских волн. Она очень деликатно отделяет территорию двора от улицы, скорее, просто обозначает ее границы, позволяя беспрепятственно наслаждаться видами находящегося за ней особняка. Еще более затейливый рисунок имеют решетка балкона, расположенного над парадным входом, и ограждение бокового крыльца. Вся ковка, несмотря на свою прихотливость, воздушна и прозрачна. Ее можно сравнить с легкой паутиной – она незаметна, если не акцентировать на ней внимание, и невероятно красива при ближайшем рассмотрении.
 
Большая часть интерьеров здания сохранилась до наших времен. По счастью, увидеть их собственными глазами может любой желающий. Дом С.П. Рябушинского – один из немногих дореволюционных особняков, открытых для посещения практически в любой день. Внутреннее убранство здания поистине потрясает воображение, это настоящая вселенная образов, символов, значений. При работе над проектом особняка С.П. Рябушинского Ф.О. Шехтель пытался сделать ансамбль городской усадьбы гармоничным не просто в художественном смысле, а и в идеологическом. Рябушинские были глубоко верующими людьми, при этом образованными, развитыми, увлекающимися историей, наукой, искусством. Степан Павлович, к примеру, коллекционировал иконы, изучал произведения древнерусской живописи и даже собственноручно занимался их реставрацией. Руководствуясь  вкусами и увлечениями заказчика, Шехтель, бывший приверженцем архитектурного символизма, создал целый мир, замкнутую систему взаимосвязей отдельных составных частей, элементов, предметов. Систему растущую, развивающуюся и достигающую кульминации при приближении к цели. Сегодня искусствоведы развивают целые философско-религиозные теории, основанные на связи планировки, организации пространства особняка, его оформлении и наполнении. Чтобы оценить всю многогранность, сложность и красоту творения талантливого архитектора, нужно самому погрузиться в созданный им мир, прочувствовать его и попытаться понять. Что мы вам и предлагаем сделать самостоятельно, посетив организованный в здании музей. Ведь даже самый подробный рассказ об интерьерах дома, который выйдет далеко за рамки данной статьи, не передаст всей полноты космогонической картины, нарисованной Шехтелем. Мы же ограничились описанием только внешнего облика особняка, предоставив ценителям возможность самим познакомиться с его внутренним содержанием.
 
Что касается послереволюционной истории здания, то она во многом могла бы повторить истории других купеческих особняков, муниципализированных и отданных под размещение каких-либо организаций. Первое время именно по такому сюжету и развивались события: Рябушинские в 1917 году эмигрировали в Милан, их дом перешел Народному комиссариату по иностранным делам, затем в 1919 году – Государственному издательству РСФСР, в 1924 – Психоаналитическому институту, разместившему здесь свой экспериментальный детский сад-лабораторию, где воспитывались дети известных партийных и государственных деятелей (среди них - Василий Сталин, Татьяна и Тимур Фрунзе), в 1926 – Всесоюзному обществу культурной связи с заграницей (ВОКС). Если бы эта череда смены организаций продолжилась, вероятнее всего, что дом ждало бы окончательное уничтожение и обезличивание интерьеров, а возможно, и экстерьера. Спасло особняк от гибели то, что в 1931 году он был предоставлен Сталиным в распоряжение вернувшемуся из Италии Максиму Горькому. В нем писатель жил и работал вплоть до своей кончины в 1936 году. После его смерти в доме продолжала жить его семья – невестка Н.А. Пешкова с дочерьми – внучками Горького – Марфой и Дарьей. В 1965 году в особняке был открыт мемориальный музей-квартира А.М. Горького, существующий здесь и поныне. Конечно же, дом не миновали печальные утраты. Перестройки производились здесь и при Горьком, в соответствии с его личными пожеланиями. Но все же многое было сохранено в первозданном виде. Учитывая прискорбный опыт других объектов культурного и исторического наследия, это можно считать удачей.
 
 
15) Малая Никитская улица, дом 15 - Доходный дом В.С. Баскакова.
 
Доходный дом В.С. Баскакова на Малой Никитской.
 
Доходный дом 1912 года постройки. Возведен по проекту уже хорошо известного нам архитектора Ольгерда Густавовича Пиотровича для богатого домовладельца Василия Степановича Баскакова.
 
В начале 1900-х годов братья Иван и Василий Баскаковы владели множеством зданий в Москве. В основном они занимались приобретением участков земли и старых домов и постройкой на их месте доходных многоквартирных зданий с целью их последующей сдачи в аренду. Для О.Г. Пиотровича Баскаковы являлись постоянными заказчиками.
 
Здание, которое мы видим перед собой сегодня,  фактически представляет собой новодел: оно заново воссоздано в 2006-2011 годах. В начале 2000-х дом был признан аварийным и подлежащим глобальной реконструкции с сохранением  фасадной и брандмауэрных стен. Однако во время строительных работ, при сооружении котлована под новый фундамент, из-за ошибок подрядчика фасадная стена просела и серьезно деформировалась. В результате экспертизы было принято решение о сносе стены и полном восстановлении ее по экстренно созданному проекту, с точным копированием всех декоративных элементов, примененных О.Г. Пиотровичем. Надо отдать должное компании, взявшейся за восстановление:  работу она провела очень сложную и кропотливую.
 
Лицевой фасад дома имеет ровную плоскость, прорезанную равномерными рядами окон, и раскрепован лишь двумя трапециевидной формы эркерами. Стены дома покрыты бежевой клинкерной плиткой, имитирующей оригинальный «кабанчик».
 
Нижний и верхний этажи зрительно отделены от остальных. Нижний оштукатурен, рустован, цоколь его облицован темным гранитом. Верхний этаж, хотя и декорирован аналогично четырем расположенным ниже, но отделен от них выступающим карнизом и имеет гладкую штукатурку стен.
 
Доходный дом В.С. Баскакова. Детали лепного декора: рельефные композиции межоконных панно и тимпанов арочных наличников окон.
 
Главным выразительным средством композиции, как и в большинстве работ Пиотровича, является лепнина. Стоит отметить, что на этом здании она особенно обильна и разнообразна. Здесь целое собрание различных лепных элементов, большинство из которых уже несут печать новой архитектурной эпохи, пришедшей на смену модерну, – неоклассики. Хотя постройку уже нельзя в полной мере отнести к собственно модерну, поскольку его формы и приемы во многом упрощены и задействуют элементы приходящих на смену стилей, она, тем не менее, генетически связана с ним и сохраняет некоторые присущие ему черты.
 
Доходный дом В.С. Баскакова. Детали лепного и скульптурного декора: рельефные композиции межоконных панно (слева) и оконный импост с женской гермой (справа).
 
Основную часть лепной массы фасада забирают на себя многочисленные пилястры, они в основном и придают эффект декоративной «нагруженности»  здания. С художественной же точки зрения живость внешнему облику дома придают рельефные композиции межоконных панно и тимпанов арочных наличников. Они изображают лавровые венки, украшенные лентами и бантами, гирлянды цветов, картуши, медальоны с масками рычащих львов, большие раковины. Особенно интересно оформление двухчастных окон, соединенных посредством широких импостов с женскими гермами. Аналогичный декор двойных окон был использован Пиотровичем при строительстве другого доходного дома В.С. Баскакова, в Дегтярном переулке (дом №6), – там точно такие же импосты с грустными женскими головками.
 
Доходный дом В.С. Баскакова. Рисунок въездных ворот в паркинг.
 
Все декоративные детали фасада выкрашены в темно-серый цвет. Возможно, это не лучшее колористическое решение, поскольку с учетом обилия лепнины, этот оттенок придает зданию некоторую мрачность. В оригинальном проекте лепнина была выкрашена в коричневый цвет, более гармонировала с оттенком облицовочной керамики и выглядела «легче». Но, пожалуй, это единственный просчет специалистов, восстанавливавших здание. В остальном облик дома воссоздан очень достоверно.
 
Трагично сложилась судьба владельца доходного дома – Василия Степановича Баскакова. После революции 1917 года он лишился всех своих домовладений, они были муниципализированы новой властью.  Состоятельный в прошлом человек, он вынужден был вместе с семьей ютиться в 12-метровой комнатушке одного из своих бывших домов, «уплотненном» и превращенном в коммунальный. В.С Баскаков умер в 1938 году и был похоронен на Немецком кладбище.
 
 
16) Большая Никитская улица, дом 56 – Особняк Я.А Рекка (С.Д. Красильщиковой).
 
Особняк Я.А. Рекка на Большой Никитской улице.
 
Особняк, пышно декорированный лепниной, был построен архитектором Густавом Августовичем Гельрихом в 1902-1903 годах для учредителя Московского торгово-строительного акционерного общества, одного из ведущих застройщиков того времени Якова Андреевича Рекка. И Я.А. Рекк, и его компания уже знакомы нам по особнякам И.А. Миндовского, М.Ф. Якунчиковой и К.А. Гутхейля, строительство которых именно их заслуга.
 
Первоначальный план дома, разработанный Г.А. Гельрихом, очень напоминал по своим формам особняк М.Ф. Якунчиковой, т.е. обращался к стилистике англо-шотландского модерна. Но в процессе дальнейшей работы проект претерпел значительные изменения. Композиция здания, задумывавшаяся как пересечение нескольких призматических объемов, в результате этих преобразований трансформировалась в более традиционный для Москвы вариант со статичным нарядным лицевым фасадом и главным входом со стороны улицы. А переосмысленные архитектором декоративные детали дома придали постройке сходство уже с другим проектом акционерного общества – особняком К.А. Гутхейля, обладающим чертами франко-бельгийского модерна.
 
Особняк Я.А. Рекка. Детали оформления: эркер и возвышающийся над ним купол (слева), декоративная решетка десюдепорта входа в особняк (справа вверху), сандрик и лепнина над окном (справа внизу).
 
В объемно-пространственной структуре главный акцент сделан на левой части постройки, выделенной округлой формы эркером и возвышающимся над ним небольшим чешуйчатым куполом. Купол четырехгранный, с шаровидным завершением, выполнен из металла неброского серого оттенка, приятно гармонирующего с бледно-зеленым цветом стен особняка. Выступы фасадной плоскости – эркер над входом и ризалитная часть справа – подчеркнуты в силуэте волнообразно изгибающегося карниза дома. Необычно оформление входа в особняк: под эркером организовано углубленное крыльцо, тамбур которого украшен десюдепортом в форме полуциркульного выреза с декоративной решеткой.
 
Особняк Я.А. Рекка. Оформление окон первого этажа.
 
Особняк Я.А. Рекка. Оформление окон второго этажа.
 
Разнообразны формы оконных проемов дома. Если в центральной части фасада это довольно лаконичные прямоугольные проемы со скругленными верхними углами, то плоскости эркера и ризалита прорезаны более выразительными с художественной точки зрения арочными (широкими и узкими), тройным и диоклетиановым окнами.
 
Особняк Я.А. Рекка. Маскарон над окном эркера.
 
Особняк Я.А. Рекка. Маскарон над тройным окном ризалита.
 
Особняк Я.А. Рекка. Лепной декор под карнизом : львица, букеты цветов и ленты.
 
Главное декоративное средство, использованное архитектором в оформлении экстерьера особняка, - лепнина, в которой превалируют рокайльные мотивы. Она невероятно тщательно и с большой фантазией проработана. Кокетливые завитки лент и изящные изгибы драпировок, букеты и гирлянды цветов и листьев растений, мордочки львиц, бородатые мужские маскароны – глядя на все это прихотливое изобилие, остается только изумляться воображению его создателя. Сюжетность и манера прорисовки лепных композиций навеяны орнаментальной живописью эпохи символизма. Рельефные изображения лишены какой-либо конкретики, но в формах цветов угадываются герберы и маки, розы и ирисы, а в улыбающихся лицах бородачей – полевые духи, покровители растений.
 
Особняк Я.А. Рекка. Ограда.
 
Обращают на себя внимание и металлические элементы декора: решетки окон полуподвального этажа и десюдепорта, ограда участка. Рисунок их изящен и легок и задействует растительную тематику.
 
Как мы уже знаем, Яков Андреевич Рекк занимался капиталовложениями в дорогостоящую недвижимость, все построенные его предприятием роскошные дома рано или поздно находили своих владельцев. Особняк на Большой Никитской Рекк практически сразу по окончании его строительства выгодно продал купчихе Серафиме Давидовне Красильщиковой (в девичестве Морозовой, правнучке Саввы Морозова, основателя морозовской купеческой династии). Поэтому дом фигурирует в некоторых источниках как особняк С.Д. Красильщиковой.
 
После революции 1917 года Серафима Давидовна эмигрировала. Принадлежавший ей особняк был национализирован и предоставлен под размещение дипломатических представительств. До недавнего времени в нем располагалась резиденция после Египта. Сегодня в здании размещается посольство Союза Мьянма (Бирма). 
 
 
17) Садовая-Кудринская улица, дом 2/62, строения 1 и 2 - Доходный дом и личный особняк Н.С. Кана.
 
Доходный дом и личный особняк Н.С. Кана на Садовой-Кудринской улице.
 
Два здания, расположенные на пересечении Садовой-Кудринской и Малой Никитской улиц, тесно примыкающие друг к другу и оформленные в единой стилистике, являются плодом творчества выдающегося архитектора, знаменитого мастера модерна Федора Осиповича Шехтеля.
 
Хотя постройки эти не относятся искусствоведами к числу лучших работ зодчего, тем не менее, они заслуживают внимания и как свидетельство эволюции авторского стиля, и как пример сохранившего свой первоначальный облик ансамбля в стиле модерн.
 
В начале XIX века на месте строения 1 стояли обычные деревянные постройки. Существующее ныне трехэтажное строение 2 было возведено в 1868-1870 годах. Известно, что в 1874-1875 годах в нем жил Петр Ильич Чайковский. В самом начале XX века владелец упомянутых зданий – купец первой гильдии, почетный гражданин Москвы Николай Семенович Кан - поручил перестроить их Ф.О. Шехтелю, что и было выполнено архитектором в 1901 году. Разработка проекта зданий и перестройка происходила при участии архитектора Александра Антоновича Галецкого, работавшего в то время помощником Шехтеля.
 
Доходный дом  Н.С. Кана. Главный фасад, выходящий на Малую Никитскую улицу.
 
Новый, перестроенный трехэтажный дом, своим фасадом выходящий на Садовую-Кудринскую улицу, представлял собой личный особняк домовладельца и его семейства. Дом в два с половиной этажа (двухэтажный с полуподвальным этажом), протянувшийся вдоль Малой Никитской, – доходное владение, предназначавшееся для поквартирной сдачи внаем.
 
Доходный дом и личный особняк Н.С. Кана. Детали лепного декора: женский маскарон (сверху) и межоконное панно с картушем (снизу).
 
Этот ансамбль двух зданий - наглядный пример живописного модерна Шехтеля. Декор зданий различается, однако в оформлении использованы материалы, фактуры, цвета и архитектурные элементы, единые по своей стилистике. Это позволило архитектору создать гармоничный ансамбль построек, не лишенных индивидуальности и с четким разграничением функциональных ролей.
 
Декор личного особняка Н.С. Кана: арка въездных ворот во двор (слева) и оформление фасада, окон и крыши (справа).
 
В обработке фасадов использованы различные виды материалов: гладкая и рустованная штукатурка, фактурная штукатурка «под шубу», керамическая плитка «кабанчик». Сочетание этих разнородных по оттенку и фактуре покрытий придает значительное разнообразие плоскостным фасадам зданий. Основные декоративные элементы личного особняка – подоконные рельефные панно в форме картушей, украшенных гирляндами, фигурные вставки «кабанчика» в простенках между окнами и массивные скульптурные оконные наличники первого этажа, часто повторяющиеся замковые камни которых вызывают ассоциации с шестеренками какого-то механизма.
 
Декор доходного дома Н.С. Кана: козырек над входом (слева) и оформление фасада и окон (справа).
 
Главный фасад доходного дома, выходящий на Малую Никитскую улицу, несимметричен. Вход в здание, подчеркнутый небольшим выступом ризалита и пилястрами и украшенный массивным козырьком, расположен не ровно по центру его, а немного смещен в сторону перекрестка. Правая часть фасада акцентирована двухэтажным эркером, в левой же части эркер отсутствует. В убранстве дома преобладают различные по форме наличники окон, среди которых можно увидеть и аналогичные особняку шестеренчатые обрамления. Но наиболее интересными с художественной точки зрения элементами декора являются девичьи головки с косичками. Они как бы связаны друг с другом извивающимися лентами, и эта вереница маскаронов образует собой выразительный рельефный орнамент под карнизом.
 
И особняк, и доходный дом увенчаны металлической геометризованной решеткой. Из металлических деталей примечательны также кронштейны и цепи, поддерживающие козырек над входом в доходное здание, и ворота с красивым модерновым рисунком в арке особняка.